Виртуальный тур: маленькое черное платье от Шанель — проект квартиры в изысканном парижском стиле

Почему Шанель не изобретала маленькое черное платье

В этом году исполняется 90 лет маленькому черному платью Коко Шанель. Arzamas объясняет, почему Шанель придумала не платье, а лишь миф о нем

Мифу о маленьком черном платье Шанель столько же лет, сколько и ему самому. Все верят в то, что в 1926 году мадемуазель Габриэль придумала маленькое черное — и этим сотворила себе прижизненный памятник. Этот миф бесконечно дорог кураторам французских музеев моды, именитым историкам костюма и в особенности Карлу Лагерфельду, который стал куратором целой серии посвященных платью проектов.

Но правда, увы, в том, что Шанель не изобретала это платье. Она изобрела лишь миф о нем.

Венценосный черный

Этот цвет (или, скорее, «нецвет») много раз был в моде и до Шанель. В начале XVI века им увлеклись миланские герцоги и венецианские купцы, любившие похвастать богатством. Благодаря новому хитрому способу обработки окра­шенные в черный цвет ткани не линяли, стоили гораздо дороже, чем прежде, и стали очень популярны среди богатых купцов и модников-аристократов. Именно итальянцы стали первыми сочетать черное с черным, играя на разли­чии фактур. Юноша на портрете работы Бронзино явно гордится своей шелковой черной джуббой (курткой), сквозь разрезы которой видна бархатная подкладка. Не это ли первый вариант «маленького черного»?

В XVII веке этот цвет полюбили голландские бюргеры. А в начале XIX столетия в рыхлые волны черного бархата погрузились бледнолицые романтики. В сере­дине века французская императрица Евгения (испанка по происхождению) ввела черный в повседневную моду. В 1850-е она прославила черные кружев­ные шали и мантильи, в 1860-е — черные испанские платья, кофточки и распашные бурнусы с романтичными названиями: «Альгамбра», «Мадрид», «Эскориал». Обязательной стала отделка из черного сутажа Сутаж — плоский и тонкий плетеный шелковый цветной шнур для отделки женской одежды. — на плечах и вдоль рукавов.

Форменный черный

Но для Шанель это был цвет униформы, унылого сиротского приюта, ее отро­ческих лет. Наряд, который в 1920-е стал «très Chanel», — черное платье и колготки, белые манжеты и воротничок — в XIX и начале ХХ века носили девочки из воспитательных домов при монашеских орденах.

Эта форма была скромна, вполне удобна, но главное — скрывала происхожде­ние, превращала детей в единую черно-белую массу, девичий полк, призна­вавший только личные заслуги, слово Божье и наставления монастырских настоятельниц. Шанель долго пыталась забыть о монастырском прошлом — и в этом, надо сказать, преуспела: биографы до сих пор не знают толком, кто ее отец и как прошло ее детство. Но точно известно, что провела она его в приюте.

Ее «маленькое черное» стало красивым и лаконичным прощанием с неудобной, постыдной частью жизни. Габриэль был важен и сам цвет. Черный — демо­кратичный, терпеливый, немаркий и многозначительный. Он хорош пасмур­ным днем и уместен в вечерних интерьерах. То есть имеет превосходный продажный потенциал, чем Шанель и воспользовалась.

«Маленькие черные» до Шанель

Мадемуазель Коко, безусловно, цитировала девичью форму. Но не только ее. Еще в начале 1920-х годов многие парижские щеголихи и модельеры предложили свои формулы маленьких черных платьев, опередив Габриэль на целых пять лет.

В январе 1921 года экстравагантная принцесса Люсьен-Мюра появилась на светской вечеринке в платье из черного джерси Джерси — трикотажное полотно из шерстяных, хлопчатобумажных, шелковых или синтетических нитей. Изначально делалось только из шерсти. с кушаком, украшенным кубистической вышивкой, в черном манто и шляпе, с полей которой вялой декадентской паутиной свисали черные кружева шантильи Шантильи — разновидность кружева. Использовалась для изготовления мантильи — шарфа-вуали, элемента национального испанского женского костюма. . У Мюра была конкурентка — неулыбчивая мадам Патри. Ее часто видели на раутах и вечерах в черном шелковом или трикотажном платье и черной накидке.

Французские модельеры Дреколь, Пату, Дженни в 1921–1924 годах предлагали множество «маленьких черных» из атласа, велюра, тафты и бархата. Были платья, украшенные вышивкой или кушаком, с кружевами, лентами, кистями и черным бисером. Были и построже — почти точные прототипы творения Шанель. К примеру, летом 1923 года зоркий глаз хроникера заприметил среди отдыхающих одну даму в подчеркнуто простом (и потому чрезвычайно мод­ном) платье из черного альпака Альпак — тонкая плотная шелковая ткань. и шелка с белым воротничком и манжетами. Ее изображение мгновенно попало на страницы Vogue под заголовком: «Благородная простота остается главным правилом элегантности».

Люсьен-Мюра одной из первых в Париже начала носить маленькие черные платья и, вероятно, вдохновила этим Шанель.

© Коллекция Ольги Хорошиловой

Габриэль все это видела и учитывала. Отмечая явные промахи и ошибки, она скрыто любовалась удачными лаконичными вариантами, сочиненными ее коллегами, и тихо работала над своим. Ее маленькое черное платье из крепдешина Крепдешин — вид шелковой креповой ткани. , оживленное ловкими геометрическими плиссировками Плиссировки — мелкие параллельные складки на ткани, заглаженные машинным способом или утюгом. , бижутерией и перчатками, появилось в октябрьском номере журнала Vogue 1926 года — без восклицаний и жирных рекламных заголовков.

Революции не произошло. Шанель не превратилась в главного модельера ХХ века. Она просто стала еще одним парижским мастером в длинной череде тех, кто успел выразить свою любовь черному цвету. Но все же она была чуть талантливее и свое «маленькое черное» сумела превратить в легко запоми­нающуюся формулу, легко применимую к любым обстоятельствам и оттенкам настроения. Она отсекла все лишнее, вычурное, ненужное, дав черному цвету относительную свободу самовыражения, мягко сдерживая его лесками дешевых бус у горловины и деревянными браслетами у манжет.

Успех формулы Шанель — не только в ее экспрессивной простоте, но и в той настойчивости, с которой мадемуазель рекламировала платье в течение 1920-х и напоминала клиенткам о «маленьком черном» в гламурные 1930-е. Ее платье даже назвали «униформой всех женщин с хорошим вкусом». Были «маленькие черные» у Пату, Дреколь, Вионне, Ланвен, Толльманн, Лилли Райх. Но запо­мнили именно версию Шанель.

Виртуальный тур: маленькое черное платье от Шанель — проект квартиры в изысканном парижском стиле

Войти

Большая экскурсия по парижской квартире Шанель на Рю Камбон и ее сьюту отеля Ritz

Магия Габриэлль «Коко» Шанель (Gabrielle ‘Coco’ Chanel) не исчезает с годами, как не выветривается аромат дорогих французских духов, который бережно хранит флакон. Своеобразным «флаконом» стиля жизни великой женщины 20 века можно назвать и ее парижские апартаменты, сохраняющие уникальный «аромат», сотканный из встреч, бесед, раздумий, идей и всего того, что протекало в этих стенах, расположенных на Рю Камбон, 31.

Целебные кристаллы, спрятанные за ширмами двери, отсутствие спальни и страсть к восточному стилю с обилием прекрасных статуэток, античных ваз и фигурок индусских богов – все это составляет уникальный интерьер квартиры Коко Шанель.

Навестить хозяйку этой великолепной квартиры приходили такие мировые звезды, как Элизабет Тейлор (Elizabeth Taylor), Сальвадор Дали (Salvador Dali) и Пабло Пикассо (Pablo Picasso). Многие драгоценные сокровища этого храма моды были подарены Коко ее знаменитыми друзьями. Так, например, композитор Игорь Стравинский подарил ее старинную русскую икону, герцог Вестминстерский преподнес ей золотые коробочки, а Сальвадор Дали – свои картины.

Коко свято верила в символы, поэтому в ее квартире можно увидеть множество фигурок, приносящих удачу – лягушка с открытым ртом, пара японских оленей, а также мотивы, где присутствует пшеница, как символ процветания. Она также верила в целебную силу кристаллов и украсила каждую комнату люстрами. Большое значение придавала она и своему знаку зодиаку Льву, который можно увидеть повсюду.

Салон, в котором Коко Шанель развлекала своих знаменитых гостей – Элизабет Тейлор, Пабло Пикассо и Сальвадора Дали. Поскольку она ненавидела двери, то чтобы закрыть дверные проемы использовала китайские ширмы. Ей казалось, что в этом случае гости забудут о том, что пора уходить.

Коко сама разработала дизайн дивана для гостиной на Рю Камбон, 31. Ей было важно, чтобы он был удобным, поэтому его обивка выполнена из замши, а не шелка или бархата.

Шанель подобрала для своей квартиры такую же цветовую гамму, как и для одежды: оттенки бежевого, черного и белого.

Переплеты книг в библиотеке Коко Шанель подбирались в красных тонах, напоминающих цвет губной помады и внутреннюю подкладку сумочек, которые она создала.

Стол, украшенный львами, пользовался особой любовью Коко, поскольку был отражением ее зодиакального знака. За этим столом собирались мировые звезды.

Встреча востока и запада с большим количеством элементов, символизирующих любовь, удачу и богатство

Украшения, которыми окружала себя Коко Шанель, настоящие произведения искусства

Некоторые причуды хозяйки в оформлении этой квартиры являются отражением ее стиля жизни и личности. Так, например, здесь нет спальни, поскольку эти апартаменты использовались исключительно для работы и развлечений. А вот спать Коко Шанель предпочитала в номере-люкс отеля «Ритц», рядом с Вандомской площадью, куда она и отправлялась каждый вечер.

Всюду символы – на китайских ширмах и стенных панелях хорошо видны экзотические птицы в стиле «коромандель» и цветы камелии, ставшей символом модного дома «Шанель», который используется и в настоящее время.

В предметах, наполняющих квартиру Шанель зашифровано множество символов.

Например, в этой люстре. Её изготовили в 1920 году по заказу Габриэль. Посмотрите вниманительно, и вы увидите букву “G” – Gabrielle, двойное “C” – фирменный знак Шанель и цифру 5!

Львы, символизирующие защиту и, в то же время, являющиеся астрологичесикм знаком Шанель, присутствуют во многих уголках аппартаментов:

Мадонна с младенцем отсылает нас к детству Габриэль, которое прошло в монастыре.

Зеркала в форме восьмиугольника тоже символичны.

Восьмиугольник – одна из излюбленных форм Коко, которую она много использовала в своём творчестве.

Например, пробки её духов (всё тот же “Шанель №5” и другие) имели форму восьмиугольника. А окна сьюта Шанель в отеле Риц выходили на Вандомскую площадь, которая тоже имеет форму восьмиугольника.

Лягушка, – символ удачи в Азии, с открытым ртом она ещё и приносит богатство. Маленького кристалика изначально не было у неё во рту.

Он однажды отвалился от люстры, которую вы видели на фотографии выше. Юбер де Живанши, который в этот момент находился в комнате вместе с Коко, предложил той найти место для этого небольшого кристаллика. И она выбрала рот лягушки, – чтобы та приносила ей ещё больше удачи.

Бронзовая рука Диего Джакометти:

Шкатулки на этой фотографии тоже очень символичны. Они были подарены Коко герцогом Вестминстерским, с которым у неё была связь во второй половине 20х годов. Из этих отношений Коко вынесла две вещи: твид,- с которым она познакомилась в Англии, и который активно использовала в своих работах и тот факт, что настоящий люкс не бросается в глаза, но всегда спрятан внутри. Это, кстати, было визитной карточкой Шанель: изнанка её изделий была также красива, а зачастую и красивее, чем лицевая часть. Так и эти шкатулки: из скромного серебра снаружи, внутри они сделаны из золота высшей пробы.

Коко была очень суеверной, и в её квартире можно увидеть огромное количество изображений зерна.

Она также имела привычку выставлять пучки колосьев перед дверями апартаментов, в которых жила.

комната отдыха

Квартира, расположенная над флагманским бутиком на Рю Камбон, остается точно в том состоянии, в котором ее оставила Коко. Сегодня вход сюда открыт только VIP-гостям модного дома «Chanel» и некоторым журналистам.

А это уникальная лестница: её спроектировали особым образом, так, чтобы Коко, сидя на этой лестнице, могла наблюдать за происходящим во время показа, сама же при этом оставаясь никем не замеченной.

Для этого ей необходимо было сесть на 5ю ступеньку (цифра 5 была магическим числом для Шанель), и словно по мановению волшебной палочки, Габриэль исчезала из поля зрения клиенток, пришедших на показ.

Бóльшая часть мебели в этой квартире была изготовлена по специальному заказу хозяйки, вносившей коррективы в эскизы дизайнеров, а иногда она придумывала что-то сама. Помимо замшевого дивана, она сделала «доводку» двух боковых столиков, в которых заменила мраморные столешницы на черные лакированные. Зеркала в квартире имеют символическую восьмиугольную форму, именно так спланирована Вандомская площадь, а также флакон для духов «Chanel No. 5».

Дом имеет четыре этажа. На первом – магазин Шанель, на втором располагались лучшие коллекции, ее квартира расположена на третьем этаже, а мастерская на четвертом.

А теперь о номере в отеле Риц (Ritz) , в котором была спальня Коко Шанель больше 25 лет.

Это сьют состоящий из номеров: 301, 302, 303.
В номере бережно хранят обстановка, которая была при Коко.
Рисунки одного из друзей Коко, Кристиана Берара (Christian Berard) в конце 1990-х помогли восстановить интерьер её номера. Работами руководил биограф и искусствовед Патрик Уркад (Patrick Hourcade). В своё время Патрик проработал в журнале Vogue 13 лет и консультировал Карла Лагерфельда при создании его первых коллекций для Дома мод Chanel.

Читайте также:  Комфорт для каждого: проект квартиры для большой семьи

. Габриэль Шанель, номера 301, 302, 303. Однажды знакомый Коко Шанель заметил: «Потребовалось шесть лет, чтобы уговорить ее сходить из мастерской через дорогу на ланч в Ritz. И три часа, чтобы увести ее из отеля, так ей там понравилось». В 1934 году Шанель переехала со своей мебелью в сьют из трех номеров с окнами на Вандомскую площадь.

Друзья шутили, что в новом «доме» ее привлекает главным образом то, что она там еще никогда не жила. Но великая Мадемуазель провела в Ritz почти сорок лет до своей смерти в 1971 году, демонстрируя небывалое постоянство, даже когда ее силой пытались заставить покинуть отель. В конце 30-х бастующие рабочие ее мастерской пришли со своими ультиматумами к ней в отель, но госпожа Шанель заявила, что выходит из «своего дома» только полностью готовой. Спустя час она предстала перед забастовщиками в темно-синем жакете, с ниткой крупного жемчуга на шее . Во время Второй мировой войны фашисты заняли Ritz и выставили из комнаты Мадемуазель всю обстановку. Вернувшись, Коко распорядилась перенести мебель и книги в маленькую комнату со стороны улицы Камбон, сказав: «Я никогда не стану беженкой, просто буду гораздо меньше тратить на жилье» .. Сохранились рассказы о том, как Мадемуазель, снова переехав в свои апартаменты после войны, принимала у себя Кокто, Пикассо, Стравинского, Дали .

В самом популярном номере Ritz соседствуют подлинные лаковые ширмы (Шанель повсюду возила их с собой), антикварные стулья в стиле Людовика XV, напоминавшие творения ее друга, декоратора Жана-Мишеля Франка, и современные диваны, обитые простроченной замшей цвета слоновой кости по мотивам знаменитых сумок.

Большинство предметов подобрано в барочном стиле: посеребренные венецианские светильники, лакированная консоль, люстра из горного хрусталя и гордость отеля, настенные часы XVIII века, изображающие пробуждение Венеры и Купидона, – вторые такие хранятся в музее Metropolitan в Нью-Йорке. Патрик Уркад не ставил перед собой цель в точности повторить то, что изображено на фотографиях из архива отеля, но Мадемуазель наверняка не отказалась бы вернуться в свой номер . В ее честь одну из трех комнат – салон – всегда украшают букетами ее любимых белых лилий и спелыми колосьями пшеницы.

Квартира Коко Шанель

Трудно представить себе, как это – ходить по следам легенды, видеть те же образы, дотрагиваться до тех же предметов, ощущать звуки и запахи, которые окружали великую личность на протяжении всей жизни… Одной из таких знаменитостей, жизнь и быт которой были окутанными дымкой тайны, была и Коко Шанель. Очень немногие из её современников удостоились чести быть приглашенными в роскошные апартаменты, вобравшие в себя часть души покровительницы моды. Даже сегодня, по прошествии 45 лет после смерти ее квартира сохраняет первозданный вид – эталон хорошего вкуса и умеренной роскоши. Обычному человеку попасть туда не так просто, для этого нужно быть либо постоянным клиентом дома Шанель, либо иметь хорошие знакомства среди парижского бомонда.

С чего все начиналось?

1954 год, столица Франции. В зеркальном зале дома мод активно идет подготовка к очередному показу. Мадам Шанель, неприметная, но властная и стильная, медленно проходит вдоль рядов молодых девушек, внимательно рассматривая каждую деталь из костюмов новой коллекции. Вдруг, она резко разворачивается, подбегает к ничему не подозревающей модели, и начинает ножницами кромсать её одежду: делает юбку короче, отрезает воротник и рукава. «Вот так-то лучше!» говорит она и продолжает ревизию одежды.

Габриель (Коко) Шанель относилась к личной жизни и биографии точно так же, как и к одежде своих коллекций – безжалостно избавлялась от всего лишнего, надоевшего и мрачного. Будущая покровительница мировой моды родилась в 1883 году, хотя позже она лихо перенесла дату своего рождения, став тем самым на 10 лет моложе. Её вряд ли можно винить в таком поступке: детство, юность и ранняя молодость Габриель прошла настолько неприметно и мрачно, что о них хотелось забыть, начав жизнь с нового листа.

Ранние годы Габриель Шанель провела в провинциальном городке Сомюр. Её мать, проживающая в браке, который с очень большой натяжкой можно было бы назвать счастливым, умерла, когда малышке едва исполнилось 11 лет. Отец, не отличавшийся ответственностью, отправил сыновей по близким и дальним родственникам, а дочерей отвез в приют, организованный при католическом монастыре, ни разу после этого не навестив их.

Следует отдать должное – в монастыре девочку хорошо обучили мастерству рукоделия, и после того, как Габриель покинула обитель, ей легко удалось найти первую работу. Вскоре у девушки появились друзья и поклонники, которые часто приглашали её в местное кафе с открытой сценой. Однажды после того, как местная певичка окончила выступление, Габриель сказала друзьям, что даже она могла бы спеть лучше. Долго ждать не пришлось: договорившись с хозяином, вскоре она начала выходить на сцену в качестве певицы. Одной из песен в её репертуаре была «Ko Ko Ri Ko», из-за которой молодая девушка получила довольно обидное, как она сама считала, прозвище «Коко».

Нельзя сказать, что карьера провинциальной певички в небольшом кабаре положительно отразилась на благосостоянии Габриель. В одно время судьба свела её с богатым поклонником Этьеном Бальсаном. Бравый молодой офицер не только стал первой серьезной влюбленностью, но и пригласил её жить с ним в огромном загородном поместье, больше напоминавшем замок. Вопреки юношеским мечтам Коко, её отношения с Бальсаном никак не складывались: он воспринимал её скорее как очередное развлечение, однако переезд позволил Габриель навсегда расстаться с прошлым певицы. Разговоры с Этьеном о будущем в сфере моды не воспринимались парнем всерьез, но именно он познакомил Коко с Артуром Кейпелом – человеком, который помог ей в 1910 году открыть первый собственный бутик, а затем – филиал дом моды «Шанель».

Невидимое совершенство

Квартира законодательницы французской и мировой моды находится в самом сердце Парижа – на улице Камбон, 31. На первом этаже дома расположен фирменный магазин Шанель, являющийся ровесником самого бренда. Двери магазина обращены к черному ходу всемирно известного отеля Ритз, ставшего для Коко Шанель вторым домом. Такое соседство оказалось неслучайным: если Коко хотела незаметно уйти из гущи событий, она просто ныряла в узкие задворки Ритза и уже через несколько минут выходила прямо возле своей квартиры, где могла уединиться на несколько часов и отдохнуть. Здесь же ею были разработаны лучшие достижения дома моды – маленькое черное платье и дамская сумочка, получившая название «2.55».

На второй этаж дома номер 31 ведет широкая винтовая лестница, стены вокруг которой покрыты десятками зеркал — такое оформление вызывает головокружительный, сюрреалистический эффект. Говорят, что Коко Шанель (Coco Chanel) каждый день, посещая апартаменты или покидая их, останавливалась на пятой ступеньке, и внимательно рассматривала себя в зеркало. Здесь она могла увидеть свой наряд под разными углами, а также посмотреть на реакцию встречающих её на первом этаже людей даже не выдавая своего присутствия.

Когда открываются зеркальные двери её квартиры, первое, что бросается в глаза – сильное влияние востока на оформление комнат. Главная парижская модница не очень любила европейский, и в частности – французский стиль, считая его скучным, и отдавала предпочтение убранству дворцов китайских императоров и индийских махараджей.

Особое место в интерьере занимают раскладные деревянные ширмы, изготовленные китайскими мастерами. С их помощью легко создать уютную обстановку в комнате, изменить её форму или размеры. Как известно, Коко Шанель ненавидела двери во всех их проявлениях, а посредством таких панелей можно было не только скрыть проемы в стенах, но и заставить гостей сконцентрироваться исключительно на обстановке комнаты, скрыв все лишнее.

Ни одна из вещей не попадали в квартиру Коко Шанель случайно. Даже у мелочей здесь имеется своя, непременно увлекательная история. Будучи львом по зодиаку, Шанель окружила себя символами этого хищника – статуэтки, столовые и письменные принадлежности, элементы зеркал и светильников – отовсюду на посетителя заинтересовано смотрят глаза царя зверей.

Посреди гостиной можно увидеть стол на шесть персон, но на самом деле в апартаментах редко собиралось такое количество гостей – Коко любила более интимные посиделки. Здесь она проводила вечера с Элизабет Тейлор, Сальвадором Дали, Пабло Пикассо и Марлен Дитрих.

На одном из столов возле стены стоит неприметная на первый взгляд статуэтка лягушки – традиционный восточный символ, привлекающий в дом богатство. Если внимательно присмотреться, то во рту можно обнаружить небольшой кристалл – он оказался здесь благодаря одному из самых известных гостей квартиры, имя которого, к сожалению, так и осталось неизвестным. Таинственный гость случайно отломал кристалл со старинного канделябра, и в надежде, что хозяйка дома ничего не заметит, оставил его в наиболее подходящем, по его мнению, месте. Однако внимательная к мелочам Коко обнаружила тайник и сказала гостю, что тот нашел для этого кристалла самое подходящее место.

Подарки от поклонников

Значительная часть оригинальных вещей, составляющей интерьер квартиры, были подарены мадам Шанель её поклонниками и просто гостями. Хотя Коко родилась в нищете, её более поздняя жизнь прошла в роскоши. Она могла позволить себе практически всё – от дорогих нарядов до хрустальных и позолоченных предметов интерьера, но больше всего она ценила внимание близких людей, и с трепетом относилась к вещам, подаренных ими.

В квартире можно увидеть много дорогих портсигаров, пепельниц и прочих курительных принадлежностей – великая Мадам очень много курила, редко на какой фотографии она запечатлена без любимой сигареты. Кроме того, апартаменты уставлены множеством фигурок лошадей, кошек и львов. Хозяйка так боялась одиночества, что непременно покупала их парами.

Важное место в жизни Коко Шанель занимал великий художник того времени – Сальвадор Дали. В квартире хранятся его рисунки, а центральное место в одной из комнат занимает позолоченный кофейный столик, подаренный Мастером.

Во время бурного романа с герцогом Вестминстерским квартира Коко пополнилась наиболее дорогими подарками. Одними из них являются серебряные, позолоченные изнутри шкатулки, которые показывают всю свою красоту только тому, кто решится открыть их – внутренние стенки красиво отражают солнечный свет, разбивая его на тысячи лучей. Именно такие подарки Шанель считала истинной роскошью – скрытой от постороннего взгляда, и доступной только для её владельца. Этот принцип вдохновлял Коко на создание своих лучших творений, в том числе меховых жакетов «наизнанку» — обращенных самой мягкой частью к вам.

На удивление постороннего посетителя, в огромной квартире Коко Шанель нет даже намека на спальню. Каждый вечер она уходила ночевать в свой роскошный номер в отеле Ритз, где прожила более 30 лет, а утром возвращалась обратно. Перед её выходом из отеля, служащие обязательно предупреждали работников бутика Шанель, чтобы они успели разбрызгать в магазине любимые духи Коко – Шанель №5.

Квартира на улице Камбон, 31, хранит в себе не только историю без преувеличения Великой Женщины. Как и флакон с духами, она носит в себе непередаваемый аромат и черты характера Коко Шанель – изменчивые, как её жизнь. Несмотря на все сложности, ей удалось вырасти от никому не известной провинциальной певицы, погрязшей в долгах и бедности, до владелицы огромного дома моды, сделавшего мир таким, каким мы его привыкли видеть. Жизнь Коко Шанель – отличный пример для подражания, она учит нас никогда не сдаваться, и постоянно идти к своей цели, несмотря на все преграды.

Французская квартира в стиле эклектика

Стены прихожей оформлены декоративными покрасками сложного малахитово-зеленого цвета. Декоративные покраски Sikkens, поставщик «Дом Краски / Деко – Эм».

Рисунок дверей шкафов в темно-зеленой прихожей напоминает о китайской мебели эпохи Мин.

В гостиной спроектировано два выхода на лоджию. Пол лоджии облицован мрамором сорта Indian Green, поставщик «Яркамень». Помещение освещает люстра Quasar – точная копия той, что украшает парадный холл парижского гранд-отеля Le Bristol.

Гостиная. Зеркало на самом деле оказывается телевизором марки Ad Notam, колонки и сабвуфер Bang & Olufsen скрываются за гравюрами в углу комнаты и комоде, выполненном по проекту декоратора.

Зона отдыха в гостиной. Стол в индонезийском стиле по проекту декоратора. Кресла и диван, Andrew Martin. Люстра, Quasar. Лепной декор на потоке из гипса с патиной, поставщик «Петергоф».

Читайте также:  Мир без границ: проект частного дома

Фрагмент интерьера гостиной в неоклассике. Кресла Andrew Martin.

Вид из гостиной на лоджию, которая оформлена как классический французский балкон.

Лоджия оформлена как классический французский балкон. Кованое ограждение – сборно-разборная конструкция, которая легко открывается. Римские шторы Pierre Frey.

Зона камина в гостиной. Портал камина XVIII века. Над камином – работа художника Сергея Базилева (живопись по металлу).

Камин антикварный. Китайские вазы и голландский фаянс.

Фрагмент интерьера с приметами колониально стиля.

Обеденный стол из стекла работы художника Ильи Пиганова. Над ним – антикварная венецианская люстра.

Вид из гостиной на маленькую кухню. Проем в кухню – за обеденным столом по проекту Ильи Пиганова. Плита и вытяжка La Cornue в темно-синем цвете.

Фрагмент интерьера маленькой кухни. Плита La Cornue в темно-синем цвете.

Спальня во французском стиле. Буазери из выбеленного дуба с красивой фактурой.

Украшение хозяйской спальни – уникальный светильник из бумаги работы художницы Жеральдины Гонсалес (Франция).

Зона будуара во французской спальне. Стена за туалетным столиком оформлена обоями De Gournay насыщенного зеленого цвета в стиле шинуазри с изображением райского сада. Клетка для птиц – винтажная.

Настольная лампа из бумаги в виде туфельки работы художницы Жеральдины Гонсалес (Франция).

Мозаичное панно в хозяйской ванной комнате работы художницы Ирины Чуклиной создано по фотографии камерного зала Юсуповского дворца в Санкт-Петербурге.

Стены кабинета оформлены плиткой, нарезанной из кирпича XIX века, поставщик «Мастерские Братьев немцеВ». Она сочетается с настенными декоративными покрасками, поставщик «Дом Краски / Деко – Эм».

Детская комната для девочки в классическом стиле. Шкафы, похожие на дома в сказочном городе индивидуального изготовления, «Студия Анастасии Немоляевой». На стенах – матовый перламутр ALOHA (IMPA). Поставщик – «Дом Краски / Деко – Эм».

Стены в детской в розово-сиреневой цветовой гамме. Перламутровое покрытие для стен с жемчужным эффектом, ALOHA (IMPA). Поставщик – «Дом Краски / Деко – Эм».

Дощатый пол в детском санузле выкрашен в зеленый цвет. Стена за ванной облицована керамической плиткой фабрики Vives с изображением полевых цветов.

Комната мальчика в современном стиле.

Фрагмент интерьера гостевого санузла. Обои украшены камеями с женскими и мужскими профилями.

Семейная пара с двумя детьми, влюбленные во Францию, видели интерьер в стиле городской парижской квартиры. Заказчица мечтала о просторных помещениях и светлых стенах, заказчик хотел насытить интерьер деталями. Декоратор предложила оформить интерьер в колониальном стиле с французским акцентом и плотным декором.

Просторная квартира разделена на две смысловые части: в одной находится угловая гостиная с балконом и небольшой кухней. В другой – спальня хозяев, кабинет и две детские (для дочери и сына) со своими санузлами.

Интерьер квартиры декорирован плотно и с большим вкусом, его образ строится на изысканном сочетании разных цветов и фактур. Идею сложной цветовой гаммы гостевых помещений квартиры подсказал рисунок римских штор от Pierre Frey с изображением листьев. Малахитово-зеленые цветовые акценты эффектно смотрятся на нейтральном сером фоне.

Спальня исполнена во французском стиле: она декорирована буазери из дуба с красивой фактурой и зелеными обоями De Gournay с изображением райского сада. Классическое оформление квартиры дополнено экзотическими деталями. Например, в гостиной над золоченым зеркалом (маскирующим плазменную панель) размещена модерновая люстра Quasar – точная копия той, что украшает парадный холл парижского гранд-отеля Le Bristol. Стену в спальне украшает уникальный светильник из бумаги в виде платья, созданный французским декоратором Жеральдины Гонсалес. А хозяйская ванная и вовсе превращена в зал Юсуповского дворца в Петербурге. Настенная и потолочная мозаика в точности повторяет интерьеры этого прославленного российского театра.

Комплектация объекта

Изделия из дерева, компания «Мастерские Макеева»

Мозаика, компания «Художественная мастерская Ирины Чуклиной»

Декоративные штукатурки, компания «Дом Краски / Деко – Эм»

Росписи, художник Алена Вилюкова

Отделочные материалы

Лепнина, поставщик «Петергоф»

Декоративные покраски Sikkens, IMPA, поставщик «Дом Краски / Деко – Эм»

Обои De Gournay

Плитка, поставщик Vives

Кирпич XIX века, поставщик «Мастерские Братьев немцеВ»

Камин, антикварный, XVIII век, Франция

Мрамор Indian Green, поставщик «Яркамень»

Паркет, поставщик Finex

Текстиль Pierre Frey, Ralph Lauren

Ковры Parsua, The Rug Company, Valley

Свет Quasar, Porta Romana, DK Home, Mis en Demeure

Светильник и настольная лампа в спальне из бумаги, на заказ, работа художницы Жеральдины Гонсалес (Франция)

Сантехника Teuco, Villeroy & Boch, THG

Мебель

Гостиная комод, на заказ, изготовление «Мастерские Макеева»; Andrew Martin, Massant, Labarere

Столовая Massant; на заказ, «Мастерская Ильи Пиганова»

Детская Andrew Martin, Bodema; на заказ, изготовление «Студия Анастасии Немоляевой»

Балкон Version Originale

Спальня Moissonnier , Hay, Grange

Аксессуары Version Originale, Fratelli Barbini

Оборудование

Видеооборудование Ad Notam

Домашний кинотеатр, аудиооборудование, поставщик Bang & Olufsen, инсталляция Disage

Плита La Cornue

Я – поклонница избыточного дизайна. Интерьерам в нашем климате нужно больше цвета и фактуры. Например, при нашей первой встрече заказчики этой квартиры говорили о белых стенах и лаконичном декоре, который стал бы фоном для декоративных предметов. Но белые стены хороши на Лазурном берегу, а не в московском центре. Поэтому в качестве основного акцента мы выбрали сложный зеленый оттенок, который проходит через все помещения квартиры. На плотном зеленом фоне многочисленные декоративные предметы выглядят куда эффектнее, чем на белых стенах.

Маленькое Черное Платье – от Шанель до Живанши

Как известно, Коко Шанель была приверженкой нейтральных цветов, что доставляло ей огромное удовольствие. Будучи в трауре после смерти её возлюбленного в 1915-м, её пристрастие к чёрному цвету нашло своё выражение в дизайне Маленького Чёрного Платья.

Знаменитый вопрос Поля Пуаре, заданный Коко Шанель:

– О ком вы скорбите, мадемуазель?

– О вас, монсеньор!

Легендарное шествие Маленького Чёрного Платья началось с публикации в Vogue в 1926-м году – с 1-го октября, если точнее. Оно было простым, длиной до голени, с прямыми линиями. Именно благодаря этому простому стилю Vogue назвал его “Chanel’s Ford Dress” (Платье Форда) в честь самого первого массового автомобиля Ford T, который был простым и … всегда чёрным.

Его подчёркивающий достоинства силуэт подходил для любого типа фигуры, а его сдержанный дизайн олицетворял “парижскую сдержанность”, которая быстро заменила экзотические и кричащие наряды, приверженцем которых был Поль Пуаре.

Тем не менее среди зажиточных жительниц США, которые были основной аудиторией Vogue в поздние 1920-е, повседневные платья Шанель не пользовались большой популярностью. В то время они листали журнал в поисках горячих новинок от Jeanne Paquin, Madeline Voinnet и Jacques Doucet.

Маленькое Чёрное “Повседневное платье” от Коко Шанель – 1920-е годы.

Это была небольшая публикация в журнале Vogue за октябрь 1926.

Точное описание выглядело так:

“Платье Форда” от Шанель – “монашеская ряса”, которую будет носить весь мир. Мы говорим о модели 817 из чёрного крепдешина.

Вот так просто выглядело это описание. Никаких фанфар. Никаких восторженных криков о “прорыве в мире моды”. Но самым главным месседжем была фраза о том, “что эту рясу будет носить весь мир”.

По большому счёту, общая стилистика Маленького Чёрного Платья берёт своё начало от так называемого “flapper style”. На самом деле, в русском языке нет адекватного перевода термина “flapper style”. Он возник в ранних 1920-х и олицетворял наконец-то обретённую свободу женщин от необходимости носить помпезные и неудобные наряды. Наверное, наиболее правильным эквивалентом будет “простецкий прикид” :).

Так вот, возвращаясь к “flapper style”, у некоторых до сих пор возникают сомнения относительно того, кто же действительно изобрёл Маленькое Чёрное Платье. Хотя, вклад Коко Шанель в популяризацию подобного стиля, является определяющим.

Маленькое чёрное платье – фото 1930-х.

С приходом 1930-х годов другие дизайнеры, особенно Nettie Rosenstein и Elsa Schiaparelli, начали создавать свои дизайны Маленького Чёрного Платья. В это время данный стиль стал основой простого вечернего наряда.

Голливуд также помог укрепить позиции маленького чёрного платья, благодаря мультяшному персонажу Betty Boop. Хотя, изначально её “игривая одёжка” была значительно выше колена, консервативный внешний вид 1930-х годов “опустил” длину её платья до уровня “чуть ниже колена”. Да и “мальчишеский” стиль мультяшной героини, такой популярный в 1920-х, был изменён на более нейтральные женские линии.

Маленькое Черное Платье в 1940-50-х годах.

Напряженная ситуация с тканью в 1940-х годах многих укрепила во мнении, что Маленькое Чёрное Платье стало настоящим олицетворением стильного минимализма. Дополнительную популярность платью начал придавать ещё и тот факт, что оно отлично сочетается с различными аксессуарами.

Простой и элегантный силуэт, а также чёрный цвет, сделали из него прекрасной основой для нескольких готовых образов. Многие женщины того времени не могли позволить себе иметь множество элегантных нарядов, каждый из которых бы соответствовал определённому случаю. Этот снимок из Life наглядно демонстрирует повседневный наряд женщины, который может с лёгкостью превратиться в вечерний образ благодаря элегантному дополнению в виде шляпки. Именно после Второй Мировой многие любительницы пышных нарядов обзавелись Маленьким Чёрным Платьем, чтобы соответствовать моде того времени.

Созданное Edith Head и вдохновлённое Живанши, вечернее платье с полной юбкой с облегающим бюст “топом”, которое отлично смотрелось на Одри Хепберн в Сабрине, олицетворяло собой послевоенный гламур Маленького Чёрного Платья. Не смотря на некоторые изменения, пришедшие от стиля Диор, создатель платья, Коко Шанель, окончательно утвердилась в том, что “МЧП” является идеальным элементом женского гардероба, элегантность которого не будет подвластна времени.

Маленькое Чёрное Платье – 1960-е года.

В это время чёрный цвет вступил в своё полное владение … и вместе с ним, естественно, Маленькое Чёрное Платье.

В фильме Завтрак у Тиффани, Одри Хепберн появляется в знаменитом чёрном платье работы Юбера де Живанши. Как раз в 1960-е начинается возрождение моды 1920-х с их короткими стрижками, короткими юбками и мальчишеским образом. Поп-звёзды, как Jane Birkin, подняли МЧП на новые высоты. В 1964 на конкурсе Евровидения, именно Маленькое Чёрное Платье покорило публику, дополнив элегантный образ Anneke Grönloh, которая была одной из участниц.

В 60-е популярность МЧП достигла своего апогея, что закрепила за ним прочное место в гардеробе любой женщины, ценящей простоту и элегантность.

Русский очевидец L’Observateur russe Французская газета на русском языке

Рассылка газеты на email
Короткой строкой

Краудфандинг для библиотеки Тургенева

8 марта приглашаем на пленэр

Когда русские нас удивляют

«МИР РУССКОГО ТЕАТРА» ЗАВЕРШАЕТ ПРИЕМ ЗАЯВОК

L’ensemble vocal Radouga donnera un concert

Последние отзывы

Погода
Курсы валют
04.03.2020
1Руб0.0000
1EUR73.9385Руб+0.5207
1USD66.4437Руб+0.1163

Семейный русскоязычный лагерь ассоциации «Самокат»

Выставка А. Б Серебрякова

Пятничные встречи молодежнойассоциации Корсунь

Ателье русской кухни для взрослых

Изучение русского языка в международном колледже ЖозефаВернье

Российские саперы завершили разминирование Алеппо

Кремль объяснил признание паспортов ЛНРи ДНР гуманитарными соображениями

Мужчина взял в заложники свою семью на юго-западе Москвы

Песков: слова прокурора Черногории о подготовке Москвой переворота безответственны

Ищу родных

Квартира Шанель

В Париже стоит только туристу заглянуть на Вандомскую площадь, ему тут же расскажут, что мадемуазель Коко Шанель проживала в роскошном…

В Париже стоит только туристу заглянуть на Вандомскую площадь, ему тут же расскажут, что мадемуазель Коко Шанель проживала в роскошном отеле «Ритц», что у одинокой дамы не было ни семьи, ни квартиры, и в этом паласе она и закончила свои дни.

На самом деле квартира у Коко Шанель все же была и находилась буквально через дорогу от служебного входа в роскошный «Ритц».

À Paris les touristes qui font une visite à la Place Vendôme, la, on leur raconte que Mademoiselle Coco Chanel a vécu dans une chambre de l’hôtel « Ritz, » et que cette dame solitaire n’eut ni famille ni maison, mais qu’elle finit ses jours dans ce palace.

En réalité, Coco Chanel a eu un appartement et il se trouvait littéralement en face de l’entrée de service du luxueux « Ritz. » S’étant acheté un atelier rue Cambon, Gabrielle Chanel s’y aménagea immédiatement un petit chez-soi.

Купив для своей мастерской дом на улице Cambon, Габриель Шанель сразу отвела себе там небольшие апартаменты. Но поскольку приобретала она помещение для коммерческой деятельности, жить там она не имела права. Поэтому квартира была, но без спальни, на ночь она должна была возвращаться в гостиницу, и там же проводить все выходные. Впрочем, такой распорядок жизни ее вполне устраивал, она сама его и выбрала, ибо жила работой и на работе.

Читайте также:  Вариации на тему: дизайн 3х комнатной квартиры в панельном доме

Трехкомнатные апартаменты в доме 31 по улице Cambon в глубине запутанного кулуара закрыты на замок. Попасть туда невозможно никому. Это не музей, не объект национального достояния, а часть известного модельного дома, его частная собственность. Поэтому, если не хочет нынешний артистический директор Chanel Карл Лагерфельд показывать ее всему миру, то и спорить нечего. Исключения делаются иногда, например, для VIP- персон, влиятельных клиентов, ну и для журналистов.

«Русский очевидец» старался разглядеть детали интерьера.

Mais étant donné qu’elle avait acquis ces locaux pour une activité commerciale, elle n’avait en fait pas le droit d’y habiter. C’est pourquoi elle aménagea un appartement, mais sans chambre à coucher, la nuit elle devait retourner à l’hôtel ou elle passait également ses fins de semaine et ses congés. Cette manière de vivre lui convenait tout à fait, et elle la choisit elle-même, car elle vivait par son travail et en travaillant.

L’appartement trois-pièces dans la maison du 31 rue Cambon est au fond d’un couloir enchevêtré et fermé par un verrou, et personne ne peut y entrer. Ce n’est ni un musée ni un élément du patrimoine national, mais une partie de la célèbre maison de haute couture, sa propriété privée. C’est pourquoi, si l’actuel directeur artistique de Chanel, Karl Lagerfeld ne veut pas le montrer aux yeux du monde, ce n’est pas la peine d’en parler. Des exceptions sont parfois faites pour, par exemple, des VIP, des clients importants. et bien sûr, des journalistes.

« L’Observateur Russe » a essayé de voir les détails de l’intérieur.

Главным дизайнером была сама мадемуазель.

Здесь все сохранено так, как владелица оставила в последний вечер. Только цветы постоянно меняют – непременно белые и без запаха. Она не выносила цветочные ароматы, поэтому на столах всегда стояли ее любимые камелии. Сейчас, правда, розы, и это единственное изменение, произошедшее с 1971 года — даты ее кончины. Но камелии рассыпаны в виде безделушек не только по комнатам, этот цветок стал символом ее Дома он на пудренице и на брошке, воспроизведен на дорогих кольцах, браслетах и других драгоценностях от Сhanel.

В квартире всего три комнаты и прихожая. Мадемуазель была авангардисткой до мозга костей. Во всем. В 20-е годы прошлого века никому и во сне бы не приснился однотонный ковер, а у нее вся квартира им покрыта. Бежевый цвет на полу был тогда безумной прихотью модельера-новатора. Так же, как и самые обыкновенные хлопковые слоновой кости занавески. Это сейчас их можно увидеть в каждой гостиной. А тогда висели только в одной — у нее. И громадный диван, затянутый светло-коричневой замшей, тоже придумала Коко Шанель. Раньше этот благородный материал шел на перчатки и стильные ботинки, а диванам полагалось быть кожаными и строгими. Против всех правил в своей гостиной Габриель поставила мягкую, теплую и уютную софу. Вообще белый, черный, бежевый, слоновая кость были любимыми ее тонами.

Люстры, в которых грушевидные подвески из лазурита сменяются хрустальными камелиями, и все по кругу разбросано в художественном беспорядке, тоже раньше не производились. И водрузить на старинные настольные лампы современные абажуры вряд ли кто отважился до нее.

La stylicienne principale était mademoiselle elle même. Ici, tout est gardé comme si la propriétaire était partie la veille.

Seules les fleurs sont changées régulièrement, toujours blanches et sans odeur. Elle ne supportait pas le parfum des fleurs, c’est pourquoi il y avait toujours sur la table ses camélias préférés. Cette foi ce sont des roses, et c’est le seul changement depuis 1971, et la date de sa mort.

Mais les camélias étaient présents non seulement dans les pièces, mais également en bibelots, la fleur est devenue le symbole de sa Maison. Elle était sur des poudrières, des broches, reproduites sur des bagues, des bracelets et autres riches bijoux de Chanel.

Dans l’appartement, il y a en tout trois pièces et une antichambre. Mademoiselle était une avant-gardiste jusqu’à la moelle. Durant les années vingt du siècle dernier, personne, même en rêve, n’aurait imaginé un tapis d’un seul ton, et pourtant son appartement entier en était recouvert. Une couleur beige au sol était alors une lubie fantaisiste de créateur de mode. Ainsi que l’étaient les rideaux ivoire en coton ordinaire. Maintenant, on peut les voir dans toutes les maisons, mais à l’époque on ne pouvait le voir que dans une seule, la sienne. Ainsi qu’un immense canapé, recouvert de suède brun clair, également créé par Coco Chanel. Avant elle, ce matériau noble servait à faire des gants et des chaussures élégantes et un divan se devait d’être en cuir et austère. Contre toutes les règles, Gabrielle a placé dans son salon un canapé moelleux, chaud et confortable. En général, le blanc, le noir, le beige et l’ivoire étaient ses couleurs préférées.

Les lustres dans lesquels les suspensions piriformes en lapis-lazuli étaient remplacées par des camélias de cristal dispersés tout autour de façon artistique, n’avaient jamais été conçus non plus. Et installer des abat-jours modernes sur des lampes anciennes, n’avaient été tenté par pratiquement personne avant elle.

Мадемуазель была не только энергичной, но и совершенно бесстрашной особой. Во всяком случае ничуть не боялась быть неправильно понятой. Может, потому так помогала новаторским балетам Дягилева, в то время как парижский бомонд шипел и свистел на его представлениях.

Квартира Коко Шанель уставлена буддами, а китайские ширмы наклеены прямо на стену. Последний жест и по сей день остается загадкой для самих китайцев, а может, и не только для них. Ну правда, зачем кромсать старинные ширмы и обклеивать ими стены? Но перечить законодательнице мод никто не посмел, да и красиво в результате получилось.

Mademoiselle n’était pas seulement énergique, mais aussi une personne extrêmement courageuse. En tout cas, elle ne craignait nullement d’être incomprise. Peut-être, car elle aida à la conception des « Ballets Russe » de Diaghilev alors que l’élite parisienne sifflait et huait son travail.

L’appartement de Coco Chanel est garni de bouddhas et des paravents chinois sont apposés sur les murs. Cette dernière touche reste jusqu’à nos jours un mystère pour les Chinois, et peut-être pas que pour eux. Mais en vérité, pourquoi déchirer d’anciens paravents et les tapisser sur les murs ? Mais personne n’a osé contredire cette pionnière de la mode, et le résultat est magnifique.

В каждой из комнат стоит как минимум пара львов — это знак зодиака крайне суеверной дамы. Из-за такой странной приметы всякой твари в ее жилище было обязательно по паре: верблюды, газели, лягушки и всякие другие безделушки разложены на низких и высоких столиках. Эти столики будто вчера привезли из мебельного магазина, они — полное воплощение современного минимализма: металлические ножки и каркас, на который положено квадратное прозрачное стекло. Идея такого дикого для начала прошлого века дизайна принадлежит Жан-Мишелю Франку, но она увидела в них такое «маленькое черное платье», только в царстве мебели. И они стали у Коко тоже на все случаи жизни: для обеда, в гостиной у дивана, можно и у кровати.

Dans chacune des pièces se trouvent minimum deux lions, le signe du zodiaque de cette dame très superstitieuse. Et pour cette raison étrange, toutes les créatures de sa demeure étaient obligatoirement par paire : chameaux, gazelles, grenouilles et toutes sortes d’autres babioles disposées sur des tables basses ou hautes. Ces tables semblent toutes droites sorties du magasin, elles sont la réalisation complète du minimalisme moderne. Des pieds et un châssis métalliques sur lesquels est posé un carré de verre clair. L’idée, si sauvage dans la conception du début du siècle passé, appartient à Jean-Michel Frank, mais elle la voit comme « Une petite robe noire » dans le domaine du mobilier. Et elle était pour Coco propre à tous les usages de la vie : pour un diner, dans la salle à manger, près d’un canapé ou même près du lit.

И здесь же, в центральной гостиной, в ворохе предметов со всего света вдруг прямо над ее рабочим столом, почти в красном углу, висит большая православная икона. Легенда, а может, и быль гласит, что ей ее подарил Игорь Стравинский. И что эта икона была единственной, которую он увез с собой из России, и дороже предмета у него не было. А рядом с очками, оставленными с вечера на крышке стола, палехская шкатулка, подарок неизвестного поклонника.

Et ici, dans le salon central, au milieu d’objet du monde entier directement au-dessus de son bureau de travail, est suspendue une grande icône orthodoxe. La légende, et peut-être est elle vraie, veut qu’elle lui fut offerte par Igor Stravinsky, et que cette icône était la seule chose qu’il ait prise avec lui de Russie et qu’elle était son bien le plus précieux. Et à côté des lunettes abandonnées depuis le fameux soir sur la table, une boite de Palekh, cadeau d’un admirateur anonyme.

В столовой стоит грубый деревянный стол, доставленный, скорее всего, из провинции. Тут часто устраивались обеды и ужины, завязывались беседы о моде и современности, о мировых культурных новинках. Через эту квартиру прошел весь цвет Парижа: актеры, музыканты, художники, меценаты. Дали, Пикассо, Кокто, Нижинский. Список может стать бесконечным. Из комнаты ведет потайная дверка, ведущая на маленькую кухоньку и в ванную комнату. Там, подальше от взглядов, кухарка готовила, а глава дома меняла туалеты и освежалась.

В прихожей два мавра — венецианские скульптуры XVIII века. Большие, в рост человека, жестом рук они встречают и провожают гостей. Шанель очень дорожила этими дворецкими, разговаривала с ними, когда приходила или покидала квартиру. В сущности, она жила одна и кроме них у нее никого не было.

Dans la salle à manger se trouve une table grossière en chêne, venant probablement de la province. Ici étaient souvent organisés des déjeuners et des diners où commençaient des discussions sur la mode et la modernité ainsi que sur les innovations culturelles du monde. Toute la crème de Paris est passée par cet appartement : Acteurs, Musiciens, Artistes, mécènes. Dali, Picasso, Cocteau, Nijinsky. la liste est interminable. De cette pièce, une porte secrète conduit à une petite cuisine et une salle de bain. Là, loin des regards, le cuisinier préparait les repas et la chef de la maison changeait de toilettes et se rafraichissait.

Dans le couloir se trouvent deux Maures, des sculptures vénitiennes du 17e siècle. Imposants, de la taille d’un homme, d’un geste de la main ils se rencontrent et raccompagnent les invités. Chanel tenait beaucoup à ces majordomes avec qui elle parlait lorsqu’elle arrivait ou repartait de l’appartement. En réalité, elle vivait seule, et en dehors d’eux, n’avait personne.

А на нижних этажах ничего не изменилось. Тот же строгий стиль черно-белых залов, в которых до того как Лагерфельд превратил дефиле в феерическое шоу, проходили все показы. Теперь сюда заглядывают владельцы французских бутиков, иностранные закупщики и особые гости. Магазин расширился, заняв первый этаж соседнего дома. После модных недель состоятельные клиентки приезжают на Cambon делать заказы.

И на верхних этажах высокопрофессиональные французские швеи по-прежнему колдуют над костюмами и платьями от Chanel.

Aux étages inférieurs, rien n’a changé. Tout est dans le même style sévère de salles noires et blanches dans lesquelles étaient toutes les présentations jusqu’à ce que Karl Lagerfeld les transforme en défilés magiques. Maintenant, seuls les propriétaires de boutiques françaises, les acheteurs étrangers et certains invités spéciaux font des apparitions. Le magasin a grandi et occupe le premier étage de la maison d’à côté. Après la semaine de la mode, les riches clients sont venus rue Cambon passer leurs commandes.

Et dans les étages supérieurs, les professionnels de la haute couture française discutent encore des costumes et des robes de Chanel.

Ссылка на основную публикацию