Сказки Шахерезады в ночь на Хэллоуин: драматичный проект 2х комнатной квартиры

«Четыре Правила Шахерезады» (по мотивам сказки “1000 и одна ночь”)

Слушайте же, дорогие девы и жены истинную историю премудрой Шахерезады о том, почему ее замысел удался.

Шахерезада была дочерью визиря царя Шахрияра и ее папа-визирь был настолько умен, что женился на очень мудрой женщине, которая и родила ему двух дочек: Шахерезаду и Дуньязаду.

Мама учила дочек тому, как надо вести себя с мужчиной, чтобы обращать его гнев на милость и быть не просто желанной ему, а необходимой.

Когда Шахерезаде минуло 14 лет и она поняла, что стала девушкой, позвала ее мама в покои, где не было чужих ушей и сказала ей такие слова:

“Аллах велик и милостив и да поможет он тебе уяснить раз и навсегда 4 правила, которые должна соблюдать женщина, если хочет насладиться счастьем жены и благополучием.

Правило Первое, дочь моя: играй по тем правилам, что тебе предлагает мужчина. Иначе войдет он в гнев и обрушит он на тебя силу свою. Помни, когда на тебя надвигается жесткая, словно безжалостный нож, сила, стань мягче масла, чтобы не причинил он тебе никакого вреда. Мягкому твердое повредить не может. Когда мужчина предлагает тебе свою игру, предложи ему свою игру так, чтобы он поверил, что это его игра.

Что ты запомнила, девочка моя?”

– Принимать ту игру, которую мне предлагает мужчина и быть мягкой в этой игре настолько, чтобы самой начать с ним свою игру.

“Умничка моя. Теперь запомни Правило Второе: Всегда воодушевляй мужчину на продолжение игры. Помни, пока игра продолжается, он будет нуждаться в тебе и будет считать, что любит тебя.

Расскажи, как ты поняла это правило?”

– Я поняла мама, что пока я играю с мужчиной, я ему интересна, а он будет меня любить.

“Воистинну Аллах над тобою, дочь моя. Твоя мудрость делает меня спокойной за твою судьбу. Теперь Третье Правило, которое тебе надо запомнить: каким бы жестоким и гневным не пришел к тебе твой мужчина, свети ему так, чтобы он под лучами солнышка в твоем сердце растаял и расслабился, как лев после обильной еды.

Мужчины ищут сопротивления, чтобы почувствовать себя сильнее. Не дай своему мужчине увидеть в тебе силу, иначе у него помутнеет рассудок и он посчитает, что ты мужчина. И тогда будет бой. Солнце в твоем сердце и мягкость твоей души быстрее победят твоего льва, чем все армии, с которыми он готов сразиться.

Что ты поняла, о моя мудрая девочка?”

– Я поняла, что когда мужчина приходит ко мне, надо любить его всем сердцем и принимать его настроение, чтобы в сердце его вернулся покой и ум его успокоился.

“До чего же ты умна, Шахерезада. Да пребудет с тобой милость Аллаха”, – сказала мать Шахерезады и продолжила, – “Теперь Четвертое Правило, девочка моя: Когда твой мужчина соберется идти по своим делам – отпускай его с такой верой в себя, как будто ты отпускаешь его в соседнюю комнату. Никогда не дрожи за то, что он найдет лучше тебя. Помни: умеющих играть с мужчинами на свете так мало, что пересчитать их хватит пальцев одной руки.

Женщины не верят в себя, потому что считают, что мужчин интересует только женское тело, которое лишь стареет и покрывается складками да морщинами. А каждая молодуха способна своим телом привлечь ее мужа.

Может быть, Шахерезада, молодая и сможет привлечь мужчину, но удержать не сможет. Ибо удерживает мужчин лишь игра в загадку. Когда ты отпускаешь мужчину, уверенная в себе и загадочная, то целый день, пока он в делах, он задает себе вопрос, что еще я про нее не знаю? Почему она такая уверенная? Я должен ее понять и разгадать!

Итак, как ты понимаешь Четвертое Правило, Шахерезада?”

– Я отпускаю своего мужчину на свершение его дел, веря в себя так, что заставляю его бежать ко мне и разгадывать мою тайну.

“О, теперь я уверена доченька, что ничто в мире не может тебе повредить. Аллах бережет тебя!”

Прошло немного времени и мать Шахерезады умерла, а спустя три года наступили черные времена.

Царь Шахрияр, узнав об измене своей жены, каждую ночь приводил в свои покои девственницу, удовлетворял свою нужду в ней, а наутро убивал. Так продолжалось три года и люди бежали из страны, опасаясь за жизнь своих дочек.

И в один день царь приказал своему визирю (отцу Шахерезады) привести ему, по обычаю, девушку, и визирь вышел и стал искать, но не нашёл ни одной пригодной для брачной жизни девушки и отправился в своё жилище, угнетённый и подавленный, боясь для себя зла от царя.

И Шахерезада воскликнула: «Заклинаю тебя Аллахом, о батюшка, выдай меня за этого царя, и тогда я либо останусь жить, либо буду выкупом за дочерей мусульман и спасу их от царя». – «Заклинаю тебя Аллахом, – воскликнул визирь, – не подвергай себя такой опасности!» Но Шахерезада сказала: «Это неизбежно должно быть!»

И тогда отец снарядил Шахерезаду и отвёл к царю Шахрияру.

Помня то, о чем учила ее мать, Шахерезада подучила свою младшую сестру и сказала ей: «Когда я приду к царю, я пошлю за тобой, а ты, когда придёшь и увидишь, что царь удовлетворил свою нужду во мне, скажи: «О сестрица, поговори с нами и расскажи нам что нибудь, чтобы сократить бессонную ночь», – и я расскажу тебе что-то, в чем будет, с соизволения Аллаха, наше освобождение».

И вот визирь, отец Шахерезады, привёл её к царю, и царь, увидя его, обрадовался и спросил: «Доставил ли ты то, что мне нужно?» И визирь сказал: «Да!» И Шахрияр захотел взять Шахерезаду, но она заплакала; и тогда он спросил её: «Что с тобой?»

Шахерезада сказала: «О царь, у меня есть маленькая сестра, и я хочу с ней проститься». И царь послал тогда за Дуньязадой, и она пришла к сестре, обняла её и села на полу возле ложа.

И тогда Шахрияр овладел Шахерезадой, а потом они стали беседовать; и младшая сестра сказала Шахерезаде: «Заклинаю тебя Аллахом, сестрица, расскажи нам что нибудь, чтобы сократить бессонные часы ночи».

Так Шахерезада выполнила Первое Правило, которому научила ее мать.

«С любовью и охотой, если разрешит мне безупречный царь», – ответила Шахерезада, став столь учтивой и мягкой, что царь, мучавшийся бессонницей, услышав эти слова, обрадовался, что послушает рассказ, и позволил.

Так Шахерезада выполнила Второе Правило, которому научила ее мать.

И Шахерезада начала рассказывать царю сказку, которую вы можете найти в сказках “1000 и одной ночи”. И пока она рассказывала, она любила Шахрияра всем сердцем, принимая его настроение, чтобы в сердце царя вернулся покой и ум его успокоился.

Так Шахерезада выполнила Третье Правило, которому научила ее мать.

Шахерезада рассказывала сказки до тех пор, пока ее не застигло утро, и она прекратила дозволенные речи. И сестра её воскликнула: «О сестрица, как твой рассказ прекрасен, хорош, и приятен, и сладок!»

Но Шахерезада, помня о Четвертом Правиле, которое она получила от своей матери сказала: «Куда этому до того, о чем я расскажу вам в следующую ночь, если буду жить и царь пощадит меня!» И царь тогда про себя подумал: «Клянусь Аллахом, я не убью её, пока не услышу окончания её рассказа!»

Потом царь отправился вершить суд, и судил, и назначал и так было до вечера. А визирь с тревогой ждал, когда царь прикажет обезглавить его дочь, но так и не дождался, потому что Шахрияр удалился в свои покои, чтобы насладиться продолжением рассказа Шахерезады.

Как вы знаете, Шахерезада рассказывала царю сказки три года и за это время родила от царя трех детей мужеского пола. И когда она через 1000 и одну ночь закончила рассказывать ему последний рассказ, она поднялась на ноги и, поцеловав землю, сказала: «О царь времени, единый в веках и столетиях, я – твоя рабыня, и вот уже тысяча ночей и одна ночь, как я передаю тебе рассказы о прежде бывших людях и назидания древних. Есть ли у меня право перед твоим величеством, чтобы я могла пожелать от тебя желание?»

И царь сказал ей: «Пожелай, получишь, о Шахерезада». И тогда она кликнула нянек и евнухов и сказала им: «Принесите моих детей». И они поспешно принесли их, и было их трое сыновей, один из которых ходил, другой ползал, а третий сосал грудь.

И когда их принесли, Шахерезада взяла их и поставила перед царём и, поцеловав землю, сказала: «О царь времени, это твои сыновья, и я желаю от тебя, чтобы ты освободил меня от убиения ради этих детей. Если ты меня убьёшь, эти дети останутся без матери и не найдут женщины, которая хорошо их воспитает!»

И тут царь заплакал, и прижал детей к груди, и сказал: «О Шахерезада, клянусь Аллахом, я помиловал тебя прежде, чем появились эти дети, так как я увидел, что ты целомудренна, чиста, благородна и богобоязненна. Да благословит Аллах тебя, твоего отца, твою мать, твой корень и твою ветвь. Призываю Аллаха в свидетели, что я освободил тебя от всего, что может тебе повредить».

И Шахерезада поцеловала царю руки и ноги, и обрадовалась великой радости, и воскликнула: «Да продлит Аллах твою жизнь, и да увеличит твоё достоинство и величие».

И распространилась во дворце царя радость, и неслась она по городу, и была это ночь, которую не считают в числе ночей жизни, и цвет её был белее лица дня. А наутро царь был радостен и преисполнен добра, и он послал за всеми воинами, и когда они явились, наградил своего визиря, отца Шахерезады, драгоценной и великолепной одеждой и сказал ему: «Да защитит тебя Аллах за то, что ты женил меня на твоей благородной дочери, которая была причиной того, что я раскаялся в убиении чужих дочерей. Я увидел, что она благородна, чиста, целомудренна и непорочна, и Аллах наделил меня от неё тремя сыновьями. Да будет же хвала Аллаху за это великое благодеяние».

И затем он наградил почётными одеждами всех визирей, эмиров и вельмож правления и приказал украшать город в течение тридцати дней, не заставляя никого из жителей расходовать что нибудь из денег, – напротив, все расходы и траты делались из казны царя. И город украсили великолепным украшением, подобного которому раньше не было, и забили барабаны, и засвистели флейты, и заиграли все игрецы, и царь наделил их дарами и подарками, и роздал милостыню нищим и беднякам, и объял своей щедростью всех подданных и жителей царства.

И он жил вместе со своими придворными в счастии, радости, и наслаждении, и благоденствии, пока не пришла к ним Разрушительница наслаждений и Разлучительница собраний.

Вот так, дорогие мои женщины, вы можете подобно мудрой Шахерезаде успокоить ум сильного мужчины и незаметно стать ему не просто любимой, а необходимой. Если вы, конечно, хотите быть женой олигарха, президента, министра, или на худой конец, маршала.

Читайте также:  Открытая планировка: вариантов декора, дизайнерские проекты

А если говорить серьезно, то Четыре Правила Шахерезады – это ваши 4 состояния, милые женщины.

Первое Правило позволяет вам проявить свое состояние Девочки и начать Игру.

Второе Правило пробуждает в вас состояние Любовницы и воодушевляет мужчину на продолжение уже ваших Игр.

Третье Правило проявляет ваше состояние Хозяйки и наполняет уставшего мужчину энергией перед тем, как вы включите Четвертое правило, которое активизирует ваше состояние Королевы и вы сможете отпустить вашего мужчину по делам, на охоту за трофеями, которые он принесет к вашим ногам, чтобы снова пытаться разгадать вашу тайну, а на самом деле играть в вашу Игру.

Новые сказки Шехерезады-2

Всадник на белом коне, умчавший дочь медника и насладившийся её нетронутым цветком, был действительно принцем, любимым сыном падишаха той страны. Рос он в царском дворце, в холе и довольстве, и ни в чём не знал себе отказа. Когда стала у него расти борода и началось томление тела, падишах, заметивший это, сказал ему:

– Сын мой! Я с радостью открыл бы для тебя двери моего гарема, и ты бы сполна насладился ласками моих жён, но… но одна из них – твоя мать, а пророк Мухаммед запрещает нам такие ласки с матерью. Остальные жёны – её названные сёстры и, стало быть, твои тётки. Поэтому мой гарем будет закрыт для тебя. Но я отдам тебе свою прежнюю, самую любимую, наложницу Фатиму – ты её знаешь, девчонкой она нянчила тебя – и она станцует тебе свой танец страсти.

В ту же ночь крутобёдрая служанка Фатима, стыдясь и закрывая лицо, вошла к принцу, которого она помнила младенцем, а сейчас должна была отдаться ему, как мужчине, и под звуки бубна и барабана раскачивая бёдрами, начала огненный танец живота, который продолжался потом уже на ложе до самого утра. Юный принц был ненасытен, и Фатиме пришлось сладко потрудиться, о чём она, не смея ничего скрывать, рассказала на другой день падишаху. Падишах расспрашивал её о страсти принца с большим интересом и в подробностях, которые ему так понравились, что он тут же велел ей развязать пояс и повторить с ним всё, что она вытворяла с принцем, и чего в своём преклонном возрасте он давно уже не делал. Принцу же он велел ничего об этом не рассказывать.

И каждую ночь Фатима входила к принцу и танцевала для него свои танцы, какие только знала и умела, а принц загорался страстью и не выпускал её из своих объятий до утра. И не успевала она утром прикрыть глаза, чтобы хоть немного поспать, как её требовал к себе старый падишах, загорался её рассказом об их молодой страсти, и тоже ложился с нею, и забивал в её пушку свои заряды, хотя орудие его теперь стреляло редко. Так, что по прошествии двух недель Фатима уже еле волочила ноги, не могла выполнять никакой домашней работы, а её тёмная раковина так распухла, что больно было сидеть.

Наконец, она бросилась падишаху в ноги и взмолилась о пощаде. Тот сначала возмутился и сказал, что она принадлежит только принцу, а ему, падишаху – это так, просто… по старой памяти… ведь она любила его когда-то и должна быть счастлива, что сам падишах вспомнил о ней! Но потом, когда и принц попросил не присылать ему больше «эту толстозадую», падишах, которому она тоже надоела, решил отослать её из дворца, не подозревая, что Фатима уже понесла царского младенца. А уж кто именно был отцом будущего ребёнка, не знала, наверное, и она сама…

Принц же, познав Фатиму и удовлетворив с ней юношескую страсть, стал более сдержанным и хладнокровным, как и подобает правителю. А потом он нашёл себе новое занятие: полюбил он, тайно от падишаха, переодеваться в простолюдина и бродить неузнанным по городу, сидеть в духанах, слушая разные разговоры, и присматриваться к девушкам. Так принц и увидел однажды, зайдя в лавку медника, изготовлявшего медные лампы и светильники, его дочь, которую звали Зульфия. Она была так хороша и пригожа, что принц сразу влюбился в неё всем сердцем и решил, что рано или поздно она будет его женой. Но говорить об этом отцу нечего было и думать! И сын падишаха, потерзавшись немного муками совести, но не в силах сдерживать любовной страсти, решился на то, о чём мы уже знаем, а в повторении нет пользы.

А Фатима в один прекрасный день оказалась за стенами дворца, к жизни в котором она так привыкла. И хотя падишах на прощанье подарил ей перстень с красным рубином, а принц – с синим сапфиром, которые, если надеть их вместе, так и сверкали на пальцах, обида всё одно душила её, и она, горько плача, шла по дороге, не зная, куда она идёт и зачем. И поклялась она отомстить этому дворцу и всем его обитателям.

Когда солнце стало клониться к закату, дошла она до чудесного озера с зелёными деревьями на берегу и райскими птицами в их кронах, и будучи грязной от дорожной пыли и усталой, решила искупаться. А озеро то было обиталищем джиннов, и появлялось оно на пути путника только тогда, когда джинны желали завлечь его в свои сети.

Перстни свои Фатима надела на крепкий шнурок, завязала его и упрятала подальше. Потом разделась донага, поскольку ни одной души на берегу не было видно, и показавшись деревьям и птицам во всей красе, зашла в воду.

Долго мылась она там, плескалась, и ныряла с головой, чувствуя себя всё лучше и лучше, пока не наступила в воде на какой-то предмет, который оказался запечатанным старым глиняным кувшином. Вытащив его на берег, она долго раздумывала, что в нём может быть, и решила, что наверное там оливковое масло, которым хорошо будет натереть тело после купанья. После долгих стараний сбила она камнем с кувшина прочную печать, и тут началось страшное…

Кувшин закурился, задымил, окутал всё вокруг зелёным дымом, а когда тот рассеялся, она увидела огромного волосатого джинна, парившего перед нею в воздухе, на котором из одежды была одна только чалма. Руки его были сложены на огромной волосатой груди, а ниже из волосяных зарослей свисали внушительные мужские его стати.

«Ах!!» – вскрикнула Фатима в ужасе, но джинн склонился перед ней в почтительном поклоне.

– Приветствую тебя, о моя спасительница! – произнёс он чрезвычайно низким голосом. – Да благословит Аллах тебя и весь род твой до седьмого колена!

– Кто ты? – молвила женщина, понемногу приходя в себя.

– Я великий и могущественный джинн, о повелительница! А зовут меня Гассан. И последнюю тысячу лет мне пришлось провести в этом мерзком и грязном кувшине – будь тысячу раз проклят тот, кто меня в него засади!

– Кто же мог посадит туда такого великого и могущественного?? – спросила Фатима, пытаясь отвлечь демона от дурных мыслей, ибо стояли они друг перед другом совсем голые.

– Ещё более великий и могущественный. Он был величиной с гору! …Но как ты хороша и соблазнительна, о женщина! – молвил джинн, оглядывая Фатиму со всех сторон: его всё же посетили греховные мысли. – Как гладок твой живот и округлы ягодицы! А меня как раз так измучило тысячелетнее воздержание… И если ты полюбишь меня, о прекрасная, то великий Гассан сделает для тебя всё, что ни попросишь!

– Нет!! – закричала Фатима, с ужасом видя, как ожило и шевельнулось его могучее достоинство. При этом она заметила, что джинн этот не правоверный мусульманин, поскольку он не был обрезан, а значит, явное исчадие ада. – Нет!! Ты слишком огромен!! Тебе нужна настоящая джинния… а я только женщина!

– Пустяки, моя дорогая! – игриво молвил джинн. – Маленькие женщины бывают чудо как хороши. Нужно только их правильно использовать…

Он сделал мановение рукой, и воздушный вихрь вдруг подхватил обнажённую Фатиму, перевернул её в воздухе и усадил верхом на уже окрепший джиннов орган, по размерам походивший на бревно средней величины. Фатима закричала от страха и, чтобы не свалиться, охватила его ногами, а руками вцепилась в крайнюю плоть, подобно капюшону прикрывавшую голову. И стала она походить на настоящего всадника на горячем скакуне. Конь её был без ног, но тут же начал подниматься на дыбы, а она стала сползать вниз, обеими руками стягивая с него капюшон.
«А-ааааааааа-ха-ха!!» – взревел джин в диком возбуждении, и подобно ракете взмыл в небо, и там, на фоне звёзд, принялся вращаться, крутиться и выписывать всевозможные петли и спирали.

…Ветер засвистал у Фатимы в ушах, озеро с деревьями на берегу стало вдруг далёким, звёзды приблизились, а небо и земля закружились перед нею гигантской каруселью. Её бросало то вверх, то вниз, капюшон, за который она ухватилась, то совсем стягивался, то натягивался обратно, и она, выпучив глаза от ужаса, держалась за своего скакуна руками и ногами мёртвой хваткой. В конце концов, стащив с него капюшон в очередной раз, она увидела, как джинн, взревев, выплеснул длинную струю своего демонического семени, которая, падая с жуткой высоты, рассыпалась в воздухе на мелкие брызги, оплодотворяя землю («Так вот почему джинны из земли появляются!» – подумала Фатима)… потом ещё одну струйку, поменьше… потом ещё… и плавно опустился на прежнее место.
Достоинство его тихо опало, и Фатима, вся дрожа, спустилась на землю.

– Что же ты вытворяешь, негодный Гассан?! – топнула она ногой, трясясь от гнева и от страха одновременно. – Я тебя выручила, освободила, а ты. Да я же чуть не разбилась по твоей милости!

Сидящий на песке джинн выглядел печальным и виноватым.
– Не гневайся, о алмаз моего сердца! Со мной бы ты никогда не разбилась. …Любой джинн – прежде всего мужчина, а тут тысяча лет без женщин… это, знаешь ли, тяжкое испытание! Ведь я же не пустынник какой-нибудь, не отшельник. Любили меня и джиннии, и обычные женщины – да как ещё любили! – мечтательно произнёс он.

– Врёшь! Женщина не сможет любить тебя, как мужчину – ты слишком огромен! – убеждённо воскликнула Фатима, у которой был в этом вопросе большой опыт.

– Да что за вздор! – обиделся Гассан. – Разве я не могу уменьшиться? Да что может быть проще??

И он вырвал из зарослей на груди седой волос, разорвал его и произнёс заклинание. В тот же миг воздух вокруг него завибрировал, заструился, и джинн исчез… но тут же возник рядом с Фатимой стоящим на её накидке, лежавшей на песке. Сверху рухнула огромная чалма, чуть не накрыв их обоих: она почему-то не уменьшилась. Джинн был такой же голый, с мощным волосатым телом и круглой лысой головой, но уже в обычном человеческом облике, и свисающая мужская его принадлежность показалась ей совсем не страшной…

– Слушай, – осмелев, спросила Фатима, – а что это ты там говорил про любое моё желание. Что ты имел в виду?
Она вспомнила своих обидчиков – падишаха и его сына, и подумала, не использовать ли этого джинна, чтобы отомстить им.

Читайте также:  Сказка о четырех сезонах: проект 3х комнатной квартиры

– Для тебя, моя повелительница, я готов на всё! Приказывай. – торжественно заявил джинн. – Я всё могу. Ты ведь тоже не откажешь мне в одной малости… Правда?

– Ну… ты же знаешь… тысячелетнее воздержание требует своего…

– Опять, о повелительница! А потом снова… – смиренно отвечал джинн, и его достоинство вновь начало приподниматься. Но Фатиму испугать им было уже невозможно: после скачки на таком жеребце её темная раковина ощутила внутри себя жемчужину желания.

– Ну, что же… – поразмыслив, сказала она. – Я согласна и не откажу тебе в том, что ты просишь. Но поклянись, что и ты выполнишь то, о чём я тебя попрошу!

– Клянусь Аллахом всемогущим, всевидящим! И Мухаммедом, пророком его! – со страстью вскричал джинн.

Тогда Фатима столкнула его с накидки, легла на неё сама и раскинулась.
– Ну, давай! Можешь вставить мне – да покрепче! Только смотри, не забудь своё обещание.

Джинн зарычал от страсти, его могучее волосатое тело накрыло собою нежное тело Фатимы, белый жезл его отыскал её тёмную раковину, и у них закипела работа…

И пока не потухли утренние звёзды, джинн, как одержимый, трудился над Фатимой и щедро полил её своим семенем трижды. После третьего раза она взмолилась о пощаде, и он, вняв её мольбам, тут же заснул на ней, как убитый.

Новые сказки Шехерезады

Автор: Всеволод Шипунский
Жанры: Эротика , Порно
Серия:Сказки 1001 ночи

В своём арабском первоисточнике сказки “1001-й ночи” настолько эротичны, что. Хотя автор и смягчал их, как мог! но. Короче, друзья, что получилось, то получилось!

Новые сказки Шехерезады скачать fb2, epub бесплатно

Директор цирка-шапито Марио предлагает провести закрытое приватное представление для состоятельных господ, которые предпочитают “погорячее”. Никто не предполагал, что некоторые из дам сами предстанут в этом представлении на сцене. 2013

Матушку Элеонору, решившую вступить в святой Орден иезуитов, ожидало такое испытание, которое выдержит далеко не каждый. Но она его выдержала!

Два порнорассказа “Рисунок” и “Горничная, лейтенант и его тётушка” с илл. 21+ 2011

Два рассказа в романтико-эротическом жанре: “Камчатский Декамерон” и “Ax, Ирина!” с илл., 18+

Давно уже, лет 10-15 назад, попалась мне на глаза одна заметка в интернете. Женщина кратко и просто описывала случай, произошедший с ними в блокадном Ленинграде, когда она была ещё ребёнком. Точнее, произошедший с их матерью.

“Пороть или не пороть? Вот в чём вопрос!” – размышляет настоятельница пансиона Смирения и Непорочности матушка Элеонора. Приехавший с инспекцией попечитель пансиона – преподобный св. отец – разрешает её сомнения положительно. За этим наблюдают две выпоротые, но неуёмные послушницы, в результате чего лишаются остатков былой невинности. Заканчивается всё праздничным ужином, а прекрасная матушка Элеонора за свою преданность награждается орденом Святой Подвязки 2-й степени.

Какую силу сопротивления преодолевает человек при беге? Какова мощность, развиваемая бегуном? Какую работу совершает он на трассе? Вот какие вопросы интересовали автора, поклонника аэробного бега. Ответов на эти вопросы он нигде найти так и не смог, поэтому провёл собственные исследования. Результаты их приведены в статье.

Агент 007 попадает во дворец одного восточного деспота, принца Мархабы и всего Ширистана, где встречает прекрасную рабыню-танцовщицу, которая оказывается русским внедрённым агентом Анной Чапман. Действуя сообща, эти двое предотвращают производство мархабской ядерной бомбы, хотя жизнь их висит на волоске. В конце концов Джеймс женится на чёрнокожей служанке из Мархабского дворца, чему и сам несказанно дивится.

Ангел, который одновременно с этой загадочной песенкой внезапно появился в доме Кусакабэ Сакуры (второй класс средней школы). Имя этой девочки – Докуро-тян, ангел, несущий смерть?!

Докуро-тян, которая принялась жить на иждивении в доме у Сакуры, начала соблазнять (во всех смыслах) этого мальчика.

Неожиданно огромная популярность в журнале “電撃hp”[1]! Произведение, которое являлось темой для разговоров для растерявшейся редакции, наконец-то дебютирует в виде серии книг!

Название: Заставь меня жить

Автор: |Your Personal Boggart|

Бета/Гамма: Cissa Mar Volo, Eliah, HeLLeny^^, SammyDark

Персонажи (пейринг): Северус Снейп/Гарри Поттер, Барти Крауч-младший/Гарри Поттер, Драко Малфой/Гермиона Грейнджер, Альбус Дамблдор, Рон Уизли, Невилл Лонгботтом и многие другие второстепенные персонажи

Название: Некромагия-1. На лезвии ножа

Пэйринг: ГП/СБ, СС/НМ

Жанр: Action/Adventure, Drama

Дисклеймер: Герои принадлежат Ролинг & Ko, стихи – Андрею Белянину, сюжет – вдохновению и моему упрямству.

Аннотация: Гарри тяжело переживает потерю своего крестного, но у него появляется шанс его вернуть, когда Нарцисса Малфой появляется у него дома с необычным предложением…

Название: Спаси меня

Оригинальное название: Redeem me

Ссылка на оригинал:Redeem me

Разрешение на перевод: получено Mellu

Жанр: Angst, Drama, Romance

Мечтаете испытать адское наслаждение в объятиях демона? Подумайте сначала о том, как придется знакомиться с родственниками любимого. Желаете обладать совершенно, гм, необыкновенными мужскими достоинствами? Остерегайтесь – ведь желание может и сбыться. Изверились в том, что на свете остался `хоть один настоящий мужик`? Не огорчайтесь. Кто вам сказал, что настоящий мужик обязательно должен быть живым? Лучшая любовь – это любовь, приправленная Смертью.

Издание составлено на основе двух зарубежных антологий ужасов — «Hot Blood: Tales of Provocative Horror» (1989) и «Hotter Blood: More Tales of Erotic Horror» (1991).

«Четыре Правила Шахерезады» (по мотивам сказки “1000 и одна ночь»)

Шахерезада была дочерью визиря царя Шахрияра и ее папа-визирь был настолько

умен, что женился на очень мудрой женщине, которая и родила ему двух дочек:

Шахерезаду и Дуньязаду.

Мама учила дочек тому, как надо вести себя с мужчиной, чтобы обращать его гнев

на милость и быть не просто желанной ему, а необходимой.

Когда Шахерезаде минуло 14 лет и она поняла, что стала девушкой, позвала ее

мама в покои, где не было чужих ушей и сказала ей такие слова:

Аллах велик и милостив и да поможет он тебе уяснить раз и навсегда 4 правила,

которые должна соблюдать женщина, если хочет насладиться счастьем жены и

Правило Первое, дочь моя: играй по тем правилам, что тебе предлагает мужчина.

Иначе войдет он в гнев и обрушит он на тебя силу свою. Помни, когда на тебя

надвигается жесткая, словно безжалостный нож, сила, стань мягче масла, чтобы

не причинил он тебе никакого вреда. Мягкому твердое повредить не может. Когда

мужчина предлагает тебе свою игру, предложи ему свою игру так, чтобы он

поверил, что это его игра.

Что ты запомнила, девочка моя?”

– Принимать ту игру, которую мне предлагает мужчина и быть мягкой в этой игре

настолько, чтобы самой начать с ним свою игру.

“Умничка моя. Теперь запомни

Правило Второе: Всегда воодушевляй мужчину на продолжение игры. Помни, пока

игра продолжается, он будет нуждаться в тебе и будет считать, что любит тебя.

Расскажи, как ты поняла это правило?”

– Я поняла мама, что пока я играю с мужчиной, я ему интересна, а он будет меня

Воистинну Аллах над тобою, дочь моя. Твоя мудрость делает меня спокойной за

Теперь Третье Правило, которое тебе надо запомнить: каким бы жестоким и

гневным не пришел к тебе твой мужчина, свети ему так, чтобы он под лучами

солнышка в твоем сердце растаял и расслабился, как лев после обильной еды.

Мужчины ищут сопротивления, чтобы почувствовать себя сильнее. Не дай своему

мужчине увидеть в тебе силу, иначе у него помутнеет рассудок и он посчитает,

что ты мужчина. И тогда будет бой. Солнце в твоем сердце и мягкость твоей души

быстрее победят твоего льва, чем все армии, с которыми он готов сразиться.

Что ты поняла, о моя мудрая девочка?”

– Я поняла, что когда мужчина приходит ко мне, надо любить его всем сердцем и

принимать его настроение, чтобы в сердце его вернулся покой и ум его

До чего же ты умна, Шахерезада. Да пребудет с тобой милость Аллаха”, – сказала

мать Шахерезады и продолжила, – “Теперь Четвертое Правило, девочка моя: Когда

твой мужчина соберется идти по своим делам – отпускай его с такой верой в

себя, как будто ты отпускаешь его в соседнюю комнату. Никогда не дрожи за то,

что он найдет лучше тебя. Помни: умеющих играть с мужчинами на свете так мало,

что пересчитать их хватит пальцев одной руки.

Женщины не верят в себя, потому что считают, что мужчин интересует только

женское тело, которое лишь стареет и покрывается складками да морщинами. А

каждая молодуха способна своим телом привлечь ее мужа.

Может быть, Шахерезада, молодая и сможет привлечь мужчину, но удержать не

сможет. Ибо удерживает мужчин лишь игра в загадку. Когда ты отпускаешь

мужчину, уверенная в себе и загадочная, то целый день, пока он в делах, он

задает себе вопрос, что еще я про нее не знаю? Почему она такая уверенная? Я

должен ее понять и разгадать!

Итак, как ты понимаешь Четвертое Правило, Шахерезада?”

– Я отпускаю своего мужчину на свершение его дел, веря в себя так, что

заставляю его бежать ко мне и разгадывать мою тайну.

О, теперь я уверена доченька, что ничто в мире не может тебе повредить. Аллах

Сценка для корпоратива «Сказки Шахерезады»

Елена Османова
Сценка для корпоратива «Сказки Шахерезады»

Сценка для корпоратива на любой праздник.

Действующие лица: Султан

Шахерезада

Звучит легкая, восточная музыка, стоят три стула, накрытые покрывалом. Входят слуга (на голове чалма, за поясом висит кинжал или сабля, в руках веник, за место опахало) и становится за стульями. Затем идет Султан (он должен быть толстый с животом, на нем чалма, халат, шаравары, шлепанцы с загнутыми носами, на пальцах огромные перстни).

Подходит к дивану, не может пристроиться лечь. Намахивается на слугу, слегка ударяя его по голове, произнося, э-э-э-э. Наконец прилег.

Султан: (говорит с акцентом)

Что-то мне скучно, вай, я и спать не могу, я и есть не могу, (присаживается) у одного султана золотая антилопа есть, у другого – скатерть – самобранка, а у меня только полные сундуки с золотом.

Хозяин, разреши я им отрублю голову!

Э-э-э-э, подожди не спеши, успеешь. Кто развеет мою тоску? (зовет Шахерезаду) Шахерезада! О свет моих очей!

Шахерезада:

Я здесь, мой повелитель, что вы желаете?

Султан: (ангельским голоском) О райская роза в моем саду, не видишь, мы в печали.

Шах-да: для начала разминка (проводит пальчиковую или любую другую игру, по выбору)

Султан: (веселый, хохочет, хлопает, замечает, что Шахерезада опечалилась). О луноликая моя красавица, почему ты печальная?

Шах-да: О великий Султан, разве ты не слышал, уже три дня глашатый нашего города объявляет новость.

О жители Багдада, слушайте, слушайте, и не говорите, что не слышали! За морями, за океанами, за тридевять земель государь великого царства объявил конкурс на лучшего умельца, творца, мастера своего дела, победителя ждет приз, спешите, спешите! (уходит).

Шах-да: О великий Султан, я очень хочу поехать на этот конкурс, пусть все увидят мое умение, оценят мой талант, отпусти меня пожалуйста!

Султан: Ох непокорная моя козочка, не видишь, мы разгневанны!

Читайте также:  Частный дом: комнаты для развлечения хозяев и гостей, дизайнерские проекты

Слуга: Хозяин, разреши я ей отрублю голову?

Султан: Э-э-э, вечно ты спешишь! О сладкоголосый соловей, а что ты умеешь делать?

Шах-да: Сейчас я тебе покажу, а ты угадай.

Исполняется пантомима «Муха-Цокотуха»

Султан: Клянусь ушами моего осла (почесывая затылок) из какой это сказки не знаю, эй слуга, Абдурахман-ибн бей дубинка, ты не знаешь ответ на этот вопрос?

Султан: вот плешивый осел! Минимальную зарплату плачу, (загибает пальцы) кормлю, одеваю, бездельник! (обращается к зрителям) О луналикие пери, может вы подскажете, как называется эта сказка? (зрители подсказывают).

Шах-да: ну, хорошо, молодец, теперь угадай из какого мультфильма эта песня?Шах-да исполняет песню по выбору,например: песня «Медведицы» из мультфильма «Умка».

Султан опять обращается к зрителям за помощью,произнося: «Да продлит Аллах ваши дни»

Султан: Но этого мало, чтобы показать все свои способности, а ты танцевать умеешь?

Исполняется «Восточный танец»

Шах-да: Ну теперь ты меня отпускаешь?

Султан: О моя, музыкально-творческая лань, я не только тебя отпускаю, но и сам с тобою еду на конкурс. (под восточную музыку танцуя уходят.)

Сценарий новогоднего утренника в средней группе «Сказки Шахерезады» Действующие лица: Ведущий – Шахерезада – Дед Мороз – Чародей – Испанка Снегурочка – Пастух – Дети входят в зал, звучит песня В. Овсянников.

Сценарий развлечения «Осенняя сказка Шахерезады» Осенняя сказка Шахерезады. В зал под музыку входит ведущая. Вед- Здравствуйте, дорогие наши гости! Незаметно пролетело яркое солнечное.

Dr-Vi › Блог › 1002-я ночь Шахерезады

На дворец спускалась душная ближневосточная ночь, не принося прохлады и облегчения.
Царь Шахрияр был не в духе. Когда он признавался себе, почему именно, настроение портилось еще сильнее.

Царь злился на себя, и злился из-за Шахерезады. Нет, дело было не в том, что вчера он оказался отцом троих очаровательных детей и даже не в том, что жена скрывала их почти три года, играя с ним, великим царем, как с детенышем диковинных зверьков, которых продают для борьбы с мышами нубийские торговцы. Дело было в том, что вчера она рассказала все сказки. Царя тянуло к Шахерезаде, но он боялся разочароваться. Оказалось, что 1000 ночей он был влюблен в собственную жену, а теперь не мог понять, в нее или в ее сказки…
Наконец, Шахрияр решительным шагом направился в гарем. В конце концов, рассудил он, если все очарование жены заключается а сказках, с ней можно поступить так же, как с предыдущими…
— Дошло до меня, о Великий Царь, — начала Шахерезада как ни в чем не бывало, когда он утолил с ней свою нужду — что жил в городе Уршалим-аль-Кудс, при дворе царя Сулеймана-бин-Дауда великий мудрец…
— Так значит, ты вчера рассказала не все сказки? — грозно спросил царь, но сердце его наполнилось радостью.
— Это не совсем сказка, мой господин — смутилась Шахерезада. — Это просто базарные сплетни, история, которую я услышала сегодня утром от торговки; мне она показалась поучительной и я подумала, что она может позабавить тебя, о Безупречный Царь.
— Я дозволяю тебе потревожить мой слух глупыми сплетнями — церемонно сказал Шахрияр, а сердце его пело: “Услади мой слух, о свет очей моих и мать моих детей!”
— Говорят, — продолжала Шахерезада, — что именно он, а имя ему было Ибрагим Аль-Хаким, подсказал царю Сулейману в минуту душевной невзгоды, что написать, чтобы сердце его возрадовалось. И великий царь Сулейман бин Дауд приказал сделать кольцо, и выбить на нем надпись: “Все пройдет, пройдет и это”, и смотрел на него, и печаль покидала сердце его.
За великую эту услугу царь Сулейман бин Дауд сделал Ибрагиму Аль-Хакиму воистину царский подарок: джинна в золотых цепях, запечатанных именем Сулеймана, но в кувшине с печатью Аль-Хакима, и приказал Сулейман джинну служить Ибрагиму Аль-Хакиму и сыновьям его, и сыновьям сыновей и их сыновьям, и так до скончания времен.
Я узнала от торговки, что живет в твоей столице, о счастливый царь, на улице Сук Аль Джумаль, искусный врач и чародей, и зовут его Саиф Аль-Хаким. Говорят еще, что рабы, которых он делает евнухами, не умирают от лихорадки и не истекают кровью; что порошки, которые он дает больным верблюдам, делают их здоровыми и сильными, как трехлетки и что он так искусно лечит вывихи и переломы, что руки и ноги остаются прямыми, как у годовалой кобылицы. И еще говорят, что в делах ему помогает джинн…
Шахерезада перевела дыхание и увидела, что Шахрияр спит, и на лице его блуждает счастливая улыбка. Тогда прекратила она дозволенные речи, свернулась калачиком у его плеча, положила руку на его широкую грудь и закрыла глаза…
Они проспали до утра обнявшись, и царь отправился вершить суд, и судил, назначал и отставлял, а когда наступил полдень, он сказал своему визирю: “Дошло до меня, мой визирь, друг мой и дед моих детей, что в моем городе, на улице Сук Аль Джумаль, живет искусный врач, по имени Саиф Аль-Хаким и что он врач, которому нет равному под небом. Пошли к нему гонца, и пусть скажет ему гонец, что царь Шахрияр оказывает ему, Саифу Аль-Хакиму великую милость, и ждет его на закате дня во дворце и желает разделить с ним трапезу.”
И сделал визирь, как было приказано.
Когда солнце село, врач Аль-Хаким прибыл во дворец, и был препровожден к царю, и встретил царь его ласково, и ели они, и пили вместе, и вели беседу, и спросил царь Шахрияр: “Правду ли говорят, что предок твой — Ибрагим Аль-Хаким, служил великому царю Сулейману Аль-Дауду, и за великую мудрость его сделал царь воистину царский подарок и служил Ибрагиму Аль-Хакиму джинн, и служил сыновьям его и сыновьям сыновей? Правда ли, что служит этот джинн тебе и помогает в делах?”
Каково же было удивление царя Шахрияра, когда увидел он, что Саиф Аль-Хаким заплакал…
— Великий Царь, да продлит Аллах твои дни, все это истинная правда, — сказал врач, заливаясь слезами, — но джинн этот — не царская милость, а проклятие и погибель рода моего, ибо он хитер и злобен и извращает слова людей и творит зло. Я последний из рода Аль-Хаким и поклялся не иметь детей, чтобы не навлечь на них неисчислимых бедствий, ибо если не останется на земле никого, кто носит имя Аль-Хаким, то кувшин, в котором заточен джинн, будет запечатан навеки.
— Этот джинн может исполнить любое желание? — с интересом спросил царь.
— Нет, джинн не всемогущ, ибо всемогущ только Аллах — ответил Аль-Хаким, — и если ты, о всемилостивый царь, попросишь, например, войско, то джинн соберет со всех твоих земель мужчин, стариков и детей, и превратит их в солдат, не знающих страха, жалости и усталости, но никого не останется в землях твоих и придут они в запустение.
— Джинн служит только тебе?
— Да, о Великий царь, и он убивает любого, кто принесет вред его господину; но я могу попросить за тебя, если будет таково твое желание. Но заклинаю тебя, будь осторожен! — с этими словами Аль-Хаким достал из-за пазухи старый кувшин и вынул пробку…
В покоях царя потемнело, и перед царем и врачом появился джинн, огненный дух с кровью из дыма. “Слушаю и повинуюсь, мой господин!” — громовым голосом прорычал он.
— Я хочу — прокричал Аль-Хаким, — чтобы ты исполнил желание моего царя, великого Шахрияра; но прежде, чем ты сделаешь это, я хочу, чтобы ты сказал, как именно ты собираешься его исполнить! И ты исполнишь его, только если я разрешу!
— Уверяю тебя, о великий царь, это в интересах твоей собственной безопасности — поспешно сказал Аль-Хаким, увидев молнии гнева в глазах царя.
— Я хочу бессмертия! — крикнул царь, и ужаснулся, увидев выражение жестокого торжества на огненном лице джинна.
— Остановись! — заорал Аль-Хаким, побледнев от страха — остановись и расскажи, что сделал ты с Мохаммедом Аль-Хакимом, моим прадедом?
— Я дал ему бессмертие, как он просил — равнодушно ответил джинн.
— Он прожил очень долгую жизнь — грустно сказал его хозяин. — Он получил бессмертие, но не получил вечного здоровья. В старости он страдал от всех известных и неизвестных болезней, он буквально гнил заживо, и страданиям его не было конца. В отчаянии он перерезал себе горло, но не умер, а лишь хрипел, задыхался и постоянно захлебывался кровью… В конце концов он велел сложить костер, облил себя земляным маслом и поджег. Его кости вопили в огне, даже когда больше ничего не осталось, и я думаю, что пепел его летает по пустыне и корчится, не в силах умереть…
— Тогда, быть может, вечная молодость? — задумчиво сказал царь. — Впрочем, нет. Я хочу всегда оставаться таким, как сейчас… — и снова огонь злорадства вспыхнул в глазах джинна.
— Моя двоюродная бабка была молодой и прекрасной, и захотела того же, и превратилась в ледяную статую — вздохнул Саиф Аль-Хаким.
— Ничего подобного — мерзко хихикая, возразил джинн. — Я просто остановил ее время, чтобы в ней абсолютно ничего не изменилось…
— Он все понимает буквально — пояснил врач. — А люди чаще всего говорят не то, что на самом деле имеют в виду…
До глубокой ночи царь пытался придумать желание и каждый раз Саиф Аль-Хаким качал головой, а джинн рассказывал какую-нибудь душераздирающую историю. На двоюродном дедушке, лишившемся ног от нечеткой формулировки желаемого размера мужского достоинства, царь сдался.
— Что же он делает для тебя, мой друг и многократный спаситель? Волшебные лекарства? — спросил царь.
— Подает инструменты и греет тигли своим огнем — усмехнулся врач. — Больше ничего полезного я не могу придумать.
И изумился царь, и богато наградил врача Саифа Аль-Хакима, и разрешил ему и потомкам его (“Инш’алла” — весело сказал царь, увидев поднятую бровь врача) жить в столице вечно и заниматься любым ремеслом, каким они пожелают, а сам в задумчивости отправился бродить по дворцу.
Он сам не заметил, как ноги привели его к двери Шахерезады, и увидел он ее туфли снаружи и вошел к ней и сел на ее постель.
— Шахерезада, жена моя и мать моих детей, — сказал царь. — Я встретил сегодня удивительного человека, о котором ты говорила мне вчера. Ему действительно служит джинн, но он коварен и зол и причинил роду Аль-Хаким неисчислимые бедствия…
— Джиннов Аллах обделил умом, даже Сулейман-бин-Дауд использовал их только для поднятия тяжестей и передачи писем — сказала Шахерезада. — Больше ни на что они не годны. Правда, четыре джинна держали углы ковра, на котором царь Сулейман летал по небу, но здесь-то только один…
— Я так и не смог придумать никакого желания… Понял! Завтра я снова позову Аль Хакима и пожелаю вечной любви! — сказал Шахрияр и услышал нежный смех Шахерезады:
— Слушаю и повинуюсь, мой господин…

Ссылка на основную публикацию