Интерьер для поклонников высокой моды, 10 способов декора от-кутюр

Интерьеры haute couture

Второй десяток лет модные бренды уверенно дефилируют не только по подиумам, но и, существенно расширив поле деятельности, показывают одежду для гостиных, спален, столовых. При этом, если поначалу на представление своего видения, какими должны быть интерьеры, решались немногие, то сегодня полку демонстрантов все прибывает и прибывает.

Versace Home: как в греческом зале

В этом году Дом Versace показал коллекцию, созданную лично синьорой Донателлой, вдохновившейся культурой Греции. Собрание этой Высокой мебели она разделила на 2 части: La Coupe des Dieux и Greek.

La Coupe des Dieux – это микс модерна и барокко. Знаковый предмет – стул с ламинированной спинкой, серебристым кожаным сиденьем и подлокотниками. Каркас сделан из стали бронзового и золотого цветов.

Линия Greek – это тоже смешение, но древнего греческого орнамента и эмодзи (графических знаков, используемых в электронных сообщениях и на веб-страницах). Конечно, на предметах обеих линиях красуется логотип Дома. Элегантная мебель Greek отделана серым стеганым кашемиром, шелком, жаккардом, бархатом и черным деревом. В Greek превалирует молочно-белый цвет (его Дом запатентовал как фирменный). Яркие пятна остались на подушках, текстиле, настенных панно. Сверкающей осталась и посуда. Но в основном вместо привычного золота – лишь скромное серебро. В этой линии прослеживается связь с женской осенне-зимней коллекцией, показанной в нынешнем феврале.

Объединяют обе линии меандры: они цитируются на подлокотниках диванов, на спинках стульев, на ножках столов.

Roberto Cavalli Home: радость жизни

С присущим бренду размахом Roberto Cavalli Home представил практически все, что может наполнить пространство пышными, сочными, яркими красками.

Все это показано на одном из 5 этажей самого большого в мире бутика площадью 1500 кв.м, где теперь расположена империя Роберто Кавалли. Буйство красок царит в обивке мебели и текстиле, оно затронуло посуду и убранство стола, обои и ковры… Это мир Кавалли, с неизменной печатью итальянского барокко. Пресыщенного, необузданного и всегда узнаваемого барокко.

Как всегда, у Кавалли – обилие золота, яркие орнаменты, экзотические «хищные» расцветки, которые расцветили даже посуду.

Bottega Veneta Home: дворцовый переворот

Модный Дом Bottega Veneta специально для линии Home открыл новый бутик, который можно охарактеризовать двумя словами: интимная роскошь.

Расположился он в здании XVIII века Palazzo Gallarati Scotti. Этот 3-й по счету бутик модного Дома впервые полностью посвящен предметам интерьера. Надо отметить, что комнаты на первом этаже не превратились в торговые площади, а стали уютным домом. Здесь есть гостиная, столовая, кабинет и спальня. Лаконизм Bottega Veneta прекрасно ужился с фресками на стенах кисти Карло Карлоне и Джованни Баттисты Тьеполо.

Fendi Casa: аристократизм Рима

В этом году Дом Fendi вновь сотрудничал с французскими дизайнерами Тоаном Нгуеном и Тьерри Лемэром. В результате на январской выставке Maison&Objet и на неделе Высокой мебельной моды в весеннем Милане была показана мебель, способная воссоздать атмосферу роскоши домов римской аристократии. Не без налета французской декоративности.

Приверженец минимализма Тоан Нгуен с блеском умеет объединять современный стиль и роскошь прошлого, читай: роскошь Fendi. Лаконичность, функциональность и… юмор – так можно охарактеризовать его линию Contemporary.

Trussardi Casa: миланские апартаменты

Созданный год назад мебельный бренд Trussardi Casa представил в Милане коллекцию, которую придумал классик современного итальянского минимализма, дизайнер Карло Коломбо.

Предметы, вошедшие в эту интеллигентную коллекцию, – явное напоминание о 1970-х. Но без избыточного декора и буйства красок. Мэтр взял за основу миланские апартаменты с их простотой, скромным обаянием и элегантностью.

Главная изюминка коллекции – диван Relief. Его особенность – в горизонтальной и вертикальной прошивке подушек у подлокотников и спинки. Как и для кресел, для дивана Карло Коломбо выбрал оттенки бежевого, серого, коньячного. В той же палитре выполнена весенне-летняя коллекция prêt-à-porter марки.

Armani Casa: искусство жить в соответствии со стилем Армани

В этом году исполняется 40 лет бренду Giorgio Armani и 15 лет со дня рождения марки Armani Casa. В честь этих 2-х юбилеев Джорджо Армани представил свои работы, продемонстрировав их в экспозиции под названием «Искусство жить в соответствии со стилем Джорджо Армани». В коллекцию вошло 40 объектов, среди которых настольные лампы, журнальные столики, подсвечники и настольные игры.

Emanuel Ungaro Home: современная роскошь

Коллекция мебели от Emanuel Unrago Home создана совместными усилиями дизайнеров творческой студии Emanuel Unrago в Париже и бельгийской группы JNL. В собрании мебели огромное количество стульев, столов и других предметов, а также декоративных аксессуаров – осветительных приборов, зеркал, ковров и подушек.

Материалы используются роскошные, но современные. Например, лакированная древесина, мозаика из цветной древесины, напоминающая яичную скорлупу, рога оленя, мрамор и стекло дробестуйной обработки. Металлы – отполированная или матовая медь и нержавеющая сталь.

Ткани дорогие и изысканные: мягкий или плотный (драпированный) вельвет, украшенная стразами шерсть, печатный или классический сатин… Ткани представлены в многообразных оттенках: как монохромных, так и разноцветных.

Gianfranco Ferre: в духе английских загородных резиденций

В свое время бренд Gianfranco Ferre стал известен, благодаря простоте и ясности линий. Эти же черты присущи и мебели, что выпускается под маркой Gianfranco Ferre Home. В новой коллекции, созданной совместно с Jumbo Collection в духе английских загородных резиденций и посвященной легенде английского мебельного искусства Томасу Чиппендейлу, не нашлось места излишествам или показному шику. Только чистые линии и великолепная отделка, практичность и сбалансированность объемов. Полное соответствие «архитектурному стилю», к которому причисляют бренд.

Christian Lacroix Maison: приглашение к новым землям

Christian Lacroix Maison специально для британского бренда Designers Guild создал коллекцию тканей и обоев Nouveaux Mondes («Новый Свет»).

Автор коллекции Саша Валькхофф, креативный директор Дома, вдохнувший в него новую жизнь, предложил отправиться на Карибские острова. И вот буквально на глазах созрели вишни и прочие экзотические плоды… на льняных шторах, покрывалах, паласах, подушках. А многочисленные яркие бабочки и стрекозы, трепеща крыльями, взлетели ввысь, чтобы потом присесть на пуфы, все те же покрывала, шторы. И украсить своими изображениями великолепную посуду.

Кроме того, Christian Lacroix Maison принял участие в проекте Moooi Carpets, создав необыкновенной красоты ковер. Дизайнеры словно заглянули в детский калейдоскоп и перенесли удивительную картинку на полотно.

Louis Vuitton: в дальних странствиях

Настоящей сенсацией на Миланской выставке iSaloni стал показ первой полнокровной коллекции для дома от Louis Vuitton под названием Objets Nomades.

Фактически это была целая экспозиция из 16 предметов. Их для французского Дома создали именитые дизайнеры и творческая лаборатория Louis Vuitton.

В вольном переводе Objets Nomades означает «блуждающие объекты». Предметы и правда, словно долго блуждали во времени и пространстве, а потом показали эволюцию фирменного стиля Дома. Дизайн шезлонга от Гвенаэля Николаса, например, явно появился, благодаря тканой ленте, с помощью которой фиксируют содержимое чемоданов марки. Кушетка Ernest того же автора – явный отсыл к знаменитому сундуку-кровати, созданному Louis Vuitton по заказу исследователя Пьера Саворньяна де Бразза в 1880 году.

Гамак, складной шезлонг, подвесные кресла, складные столы и стулья, походные светильники и переносная табуретка, подвесной кофр на молнии… Все эти предметы способны облагородить жизнь даже в тропическом лесу или на диком пляже, помогая своим обладателям пребывать в привычной роскоши.

Тренды дизайна: что вошло и что вышло из интерьерной моды

Главный тренд — массовая индивидуализация. Дизайн не для всех, но для каждого. Дизайнеры размышляют об эклектичном интерьере — микс стилей и стилистик лучше всего выражает личность и ее пристрастия. Призыв звучит так: игнорируйте тенденции, персонализируйте интерьер и проявляйте свои эмоции!

Девелоперы во всем мире сокращают средние площади квартир, городские жилища становятся компактнее. Умы дизайнеров занимает все, что поможет современному номаду умещаться на небольшом количестве метров, при этом не потеряв в комфорте: модульные диваны, складные столики, откидные кровати и спрятанные кухни.

Эксперт в области современного дизайна, автор более 1000 публикаций об архитектуре, трендах, новой культуре интерьера и ее главных действующих лицах. Возглавляет группу изданий, выходящих под брендом ИНТЕРЬЕР+ДИЗАЙН.

Особую остроту приобретают технологические инновации: многофункциональные устройства, домашние роботы, бытовая техника с выходом в интернет. Потолочные светильники, чайники и холодильники управляются со смартфона. Кухни в современных домах напоминают профессиональные площадки шеф-поваров — как уровнем техники, так и качеством приготовленных на них блюд.

Новое поколение дизайн-энтузиастов похоронило фальшивый i ndustrial chic и стиль «лофт», сомнительное «урбан-кантри» и блестящий гостиничный «гламур». Окончательно ушли бежевые интерьеры, уступив место цвету и орнаменту. Рациональный датский дизайн на пике популярности в Европе, но его теснит итальянский максимализм.

Концепция «декорированного интерьера» стремительно выходит из моды. Люди хотят сами проявлять себя дизайнерами. Идея стилизованного, нарочито украшенного интерьера с «грамотно» расставленными натюрмортами кажется устаревшей.

1. Максимализм В 2017 году модные дизайнерские команды, такие как Dimorestudio, Peter Pilotto или LaDoubleJ познакомили нас с незабываемо экстравагантными интерьерами. Контрастные принты и орнаменты, мощный микс разных стилей и времен, возвращение 80-х — отход от минимализма, вдохновленного скандинавами, который доминировал в последние годы. Максимализм еще не набрал силу на общепотребительском уровне, но cовсем скоро это произойдет. Потребители хотят выразить себя, а максимализм (порой на грани китча) позволяет им это делать. «Потребитель больше не хочет, чтобы ему рассказывали истории (он их рассказывает сам), он хочет сопереживать и наслаждаться новым опытом, — говорит Винсан Грегуар, агентство стиля NelliRody. — Поскольку ритмы ускорились, мы смешиваем понятия хорошего и плохого вкуса, высокие и низкие бренды , раскрепощаем фантазию.»

2. Параллельные вселенные Д изайнеры, рестораторы и фабриканты объединяют силы. Вместе они создают красочные и радостные события, которые переносят нас из напряженного мегаполиса в параллельные вселенные — теплые, причудливые и экзотические. Под влиянием этой тенденции мебель приобретает яркие, смелые цвета, поверхности играют отражениями. П ользователю предлагается говорить об интерьере как о сказочном, чувственном опыте.

3. Instagram-ready Акцентная стена теперь будет у каждого начинающего декоратора. «Цифровая революция меняет правила, — говорит Винсан Грегуар. — Став стилистами, мы работаем над имиджем и заботимся о собственном доме как о «выставочном зале», где на витрине экспонируется наша жизнь и наши увлечения». Интерьер ради кадра, который будут обожать и ненавидеть, лайкать и постить в соцсетях. Театральные эффекты, нарциссизм и декоративный эксгибиционизм — вот, что ожидает продвинутых пользователей в сезоне 2018/2019.

4. Timeless Прошлый век цитируется, переиздается и становится все более дорогим. Мода на послевоенный модернизм — «модернизм с человеческим лицом» не собирается покинуть нас в 2018-м. Мебель стала гораздо более округлой и женственной, а вещи в духе 30-50-х смело соединяют с более поздними цитатами из буржуазно-богемных 70-х и радикальных 80-х. Миучча Прада выставляет в Майами кресла бразильских модернистов, антидизайн Memphis начинает набирать новых поклонников. Для Fendi Кьяра Андреатти поработала над концепцией дружелюбной гостиной «Welcome!» . Идеи одушевленной роскоши и элегантности новая звезда декора соединила с буржуазностью 1970-х годов, оммажами мастерам венского сецессиона и итальянской дизайн-диве Габриэлле Креспи.

5. Венский сецессион 2017 год прошел под знаком столетия Этторе Соттсасса, веселой и радикальной мебели Memphis. Ностальгирующим и искушенным модникам в 2018 году предлагается вспомнить чайники и вазы Коломана Мозера, архитектурную мебель Адольфа Лооса и Йозефа Хоффмана. В 2018 б есчисленные выставки и торги будут посвящены венскому модерну и столетним годовщинам смерти художников Густава Климта, Эгона Шиле и архитектора Отто Вагнера.

6. Капсульные коллекции Все больше производителей используют междисциплинарный подход, привлекая авторов из смежных индустрий. Художники-графики, знаменитые архитекторы, фэшн-дизайнеры становятся авторами ковров, столов и умывальников. Продукты коллабораций выходят небольшими сериями, подчеркивая элитарность и неповторимость продукта.

7. Bespoke Вещи на заказ, по индивидуальным меркам и размерам все чаще будут появляться в наших домах. И локальные ремесленники, и глобальные предприятия рекламируют «гибкие» решения: интерьер, настраивающийся на потребности хозяина.

8. Модульная мебель Диваны и кушетки, стеллажи и низкие столики образуют причудливые связи, как японские головоломки. Модели в духе Lombrico, B&B Italia, известного как «бесконечный» диван Марко Дзанузо, одного из самых популярных в 70-х будут украшением просторных лаунжей.

9. Скульптурная мебель Предметы странных асимметричных пропорций или мебель, напоминающая абстрактные скульптуры — на волне. Такие вещи коллекционны и их не должно быть много.

Читайте также:  Декоративные тарелки для стен: 5 секретов удачного размещения + 47 идей

10. Полированная мебель Полировка вместо брашировки, палисандр вместо текстурированого дуба — итальянские мебельщики, проводники мебельной моды увлечены финишами в духе 80-х. Красно-коричневые буфеты, комоды и креденца, кровати в полированном корпусе появились в последних коллекциях топ-марок.

11. Зеркала и арки Элементы театральных сценографий активно проникают в дом. Полукруглые арки и крупные наклонные зеркала неправильных форм драматизируют интерьер.

12. Бархатный взрыв Праздник повседневной роскоши? Ни одна ткань не создаст его лучше бархата. Особенно в драгоценных тонах, таких как сапфир, цитрин, изумруд, аметист и розовый гранат. В интерьерах-2018 бархат используется как акцентная ткань или в тандеме с мебелью современных силуэтов.

13. Ковры Вошли в моду акцентирующие многоцветные ковры интересных форм с выразительной графикой. Чем абстрактнее рисунок, тем лучше.

14. Оптические иллюзии Кинетическое искусство, ошибки зрительного восприятия, вибрации в духе Вазарели остаются верными компаньонами максималистских интерьеров.

15. Радужные переливы Градиенты и акварельные разливы переместились в ванные комнаты. Мозаичные тессеры украшает иризация — яркие цветные блики, напоминающие серебристую голографию или бензиновые разводы. Отражая свет, притягивают взгляд, меняясь в зависимости от угла зрения.

16. Новая ботаника Помимо выросшего спроса на комнатные растения с выразительными листьями, в интерьер возвращаются этажерки и кашпо для вьющихся растений. Суккулентов сменили циссусы, плющи и «бабушкины» традесканции, свободно свисающие с потолка. А тропические джунгли и интенсивный флоральный принт не собираются покидать стены и обивки, радуя тех, кто увлечен 70-ми.

17. Boho Chic Макраме, крестьянские ситцы, индийские ковры и обои со слонами, обезьянами и орнаментами пейсли — стиль хиппи 70-х возвращается в молодежные спальни.

18. Уютная жизнь Розничные магазины, кафе, гостиницы, рабочие пространства выглядят как жилые комнаты, границы между работой и досугом становятся все более размытыми. Будут популярны пространства, ориентированные на приобретение нового опыта больше, чем на эстетику. Появляется все больше мебели «для дома и сада». Легкие, переносные предметы сделанные в духе «urban camping» отличает жизнерадостый цвет и игровой элемент.

19. Уютный дом Тренд hygge получит продолжение в 2018. У нас все еще остается желание простого, спокойного, ненавязчивого образа жизни, где дом — наше главное убежище в политически неспокойном шумном мире. Ценится все, что обеспечивает комфорт, тишину и своего рода Digital Detox — кресла-коконы, звукопоглощающие занавески и уютные мягкие диваны. Шведское слово Lagom обогатило тренд hygge — оно переводится как «не к маленькому и не к слишкому». В моде расслабляющие прохладные спокойные пространства. Ц енится возможность вдыхать свежий воздух, не выезжая за город и релаксировать, не отправляясь в спа-салон, а дизайнеры проектируют вещи благоприятные для психики. Emotional States — эмоциональное благополучие станет темой Лондонской биеннале дизайна осенью 2018 года.

20. Несовершенное совершенство Внимание привлекает мебель, изготовленная людьми, а не машинами. В предметном дизайне торжествует технокрафт — вещи, созданные с использованием ремесленного труда и древних техник вместе с новейшими технологиями и/или материалами. Декораторы вспомнили японский принцип wabi-sabi, акцент на использовании предметов, сделанных с врожденными несовершенствами и с подчеркнутым ощущением подлинности.

«Детали становятся все более важными в дизайне дома. Будь то деревянная маркетри или замысловатый узор, качество детали играет все более важную роль во всех аспектах дизайна интерьера». Тимоти Корриган, американский дизайнер .

21. Тональные интерьеры В то время как яркие максималистические интерьеры приобретают все больше поклонников, минималисты предпочитают успокаивать глаз монохромом. Тонкие, слоистые, текстурные палитры дают ощущение легкости.

22. Локальные ресурсы Сегодня дизайнеры одним кликом компьютерной мыши получают доступ к любым ресурсам, которые есть в мире. Однако многие все больше обращают внимание на продукцию не глобальных брендов, а скромных местных производителей. «Мои клиенты предпочитают, чтобы я вкладывал их деньги в местную экономику, — говорит американский дизайнер Макс Хамфри (Max Humphrey). — Я выбираю местные столы и стулья, светильники, плитку и пиломатериалы».

23. Утилитарные материалы Среди богатого выбора материалов вернулась фанера (то есть многослойная древесина), бетон (для мебели и фактурных аксессуаров), террацо (бетон с мраморной крошкой), ратан, бамбук (даже для пола), льняной холст, мохер и армейское сукно. В интерьере замечены любимцы 70-х — плетеная мебель, абажуры из абаки и берестяные короба. На очереди в ближайшем будущем стеклоблоки, ламинат и хит 90-х — синтетический мех.

24. Странный рисайклинг Мебель из переработанных компьютеров и смартфонов; кожа из листьев ананаса; плитка из кукурузной шелухи — вот некоторые из сложно-переработанных материалов, которые появились в 2017 году. Сиэтл Соланки, директор дизайнерской студии Ma.tt.er, считает, что в 2018 году мы увидим много гламурных гладких поверхностей, которые избегают стереотипов «переработанной» эстетики.

25. Новая бедность По мнению агентства стиля PeclersParis человек и природа помирились. В мире, где катастрофы, связанные с изменением климата и истощением природных ресурсов, растут, человек более чем когда-либо осознает необходимость ее сохранения. Экологически чистая мебель без химических веществ — с тулья, столы и консоли 2018 должны быть прочными и показать свое простое «природное происхождение».

ОБЗОР ПАРИЖСКОЙ НЕДЕЛИ МОДЫ HAUTE COUTURE SS2019

На прошлой неделе в Париже отгремела Неделя высокой моды. Все выходные я любовалась платьями принцесс и другими шедеврами. Готова поделиться впечатлениями!

Но сначала предлагаю разобраться, что же такое «кутюр».

ЧТО ТАКОЕ КУТЮР

Кутюр – это швейное искусство на высоком уровне. В более узком понимании – это уникальное ТВОРЧЕСТВО парижских домов моды. Кутюрье приравниваются к художникам, скульпторам и писателям.

Первым кутюрье в середине IXX века стал Чарльз Фредерик Уорт, сшив КОЛЛЕКЦИЮ готовой одежды для женщин. Раньше как таковых модных домов не было, женщины либо покупали готовые платья в лавках, а потом дорабатывали их с портным, или шили платья на заказ и сами придумывали их дизайн. Где какая рюша, где какой бантик будет — все это придумывали сами.

Чарльз же предложил женщинам готовые платья с минимумом декора. Также он разделил коллекции на сезоны. И первый придумал пришить своё имя на одежду 🙂

Он же организовал Парижский Комитет Союза Швейной Промышленности, который сейчас называется Синдикатом Высокой Моды. Именно этот синдикат до сих пор регламентирует все показы от-кутюр.

Вещи «от-кутюр» уникальны. Их передают по наследству или в музеи, коллекционируют.

Наряды «от-кутюр» носят звезды на красных дорожках.

Для того, чтобы официально шить одежду «кутюр», необходимо:

  • Получить на это лицензию. Иметь её могут только парижские Дома Моды.
  • Штат сотрудников Модного Дома должен быть не менее 20 человек.
  • Вещи не менее чем на 70% должны быть изготовлены вручную. На машинке сшиваются только боковые швы.
  • Вещи шьются из специально изготовленной для этого ткани. Такую нельзя просто купить в магазине.
  • Необходимо два раза в год показывать не менее 50 новых моделей.
  • На создание одного платья уходит 100 часов, а для эксклюзивного наряда может уйти и до нескольких тысяч.

КУТЮР ИЛИ “ОТ-КУТЮР»?

На самом деле разница есть, хоть и незначительная. Дело в том, что для пошива одежды «кутюр» должны быть выполнены все вышеперечисленные пункты. Один из них – местонахождение Дома Моды в Париже. Поэтому одежду, которую шьют другие дизайнеры НЕ из Парижа (вручную, из специальной ткани, 20 сотрудников, 50 изделий дважды в год и т. д.), принято называть «от-кутюр». Поэтому Valentino, Ульяна Сергиенко, Armani и другие НЕ парижане — это модные дома, которые приглашены на неделю высокой моды синдикатом.

Конечно, мало кому есть куда выгулять произведение «от-кутюр». Да и позволить себе такую покупку не так просто. Больше всего владельцев кутюра в… Арабских Эмиратах.

Вещи от-кутюр с подиума – это прототипы. Поэтому, если вы захотите заказать такую, то вам сошьют новую по вашим меркам. Ну, а если посчастливится и вам подойдёт платье с модели, то такое можно купить прямо после показа со скидкой.

Как вы понимаете, это не самый рентабельный бизнес в отличие от производства готовой одежды прет-а-порте (pret-a-porter).

Далеко не каждый модный дом может позволить себе создание таких коллекций. А создают их ради имиджа и статуса, демонстрации непревзойдённого мастерства модного дома.

А теперь устраиваемся поудобнее. Смотрим, чем больше всего запомнилась эта неделя высокой моды.

ОБЗОР НЕДЕЛИ ВЫСОКОЙ МОДЫ SS2019

SCHIAPARELLI

Показ торжественно открыл неделю моды. Самым запоминающимся и эффектным стал образ в многослойном платье, напоминающем воздушный торт.

ARMANI

Джорджио Арма́ни посвятил эту коллекцию умершему в прошлом году режиссёру Бернардо Бертолуччи. Было много символики из его фильмов, лака, пайеток и бахромы. Коллекция получилась в духе поп-арта.

Но запомнились всем почему-то странные шапочки на моделях. На этой неделе моды они встречались еще в нескольких коллекциях.

BALMAIN

Рустен в этот раз экспериментировал с формами. И ему это, как всегда, удалось. Асимметрия – это любовь!

CHANEL

Шанель всегда славились своими декорациями. Не разочаровали и в этот раз. Для показа Лагерфельд «отстроил» целую виллу с бассейном внутри. Были и пальмы, и мраморные лестницы, и привычный размах.

Сам маэстро впервые не вышел к публике в конце показа. Говорят, устал. Ещё бы, на нём помимо Chanel, ещё и Fendi, и собственный бренд. А ему, на минуточку, 80 лет.

DIOR

Показ Диор был в стиле клоунов винтажного цирка. В самом хорошем смысле этого слова. Тема для модного дома не новая. Её уже в разные времена показывали и сам Кристиан Диор, и Гальяно. В качестве вдохновения Кьюри использовала традиционные цирковые элементы—оборчатые клоунские воротнички, шаровары и короткие курточки, тапочки для канатоходцев и акробатские головные уборы.

Без скандала, правда, тоже не обошлось. Диет Прада назвали платья, которыми, возможно, вдохновлялась Мария, плагиатом.

ELIE SAAB

Эли Сааб вдохновлялась красотой Карибских островов и подводного мира. Ну это и так невооруженным взглядом видно. Главный цвет года, кстати, тоже был.

Говорят, что очки на пол-лица, станут главным трендом будущего лета.

ZUHAIR MURAD

Дизайнер тоже вдохновился морем и показал свою версию русалок.

GIAMBATTISTA VALLI

Ещё одна воздушно-многослойная коллекция. Настоящие платья принцесс. Всё как мы любим.

Но от зоркого взгляда Диет Прада тоже уйти не удалось. Говорят, что дизайн нескольких платьев был «позаимствован» у YSL.

GIVENCHY

Кутюрный показ Givenchy, как по мне, стал самым красивым шоу недели. Любимый дизайнер Меган Маркл — Клэр Уэйт Келлер вдохнула в бренд вторую жизнь. Только посмотрите на эти колготки из латекса!

MAISON MARGIELA

Гальяно решил переосмыслить всё то, что сейчас происходит в мире (и не только в мире моды). Но Maison Margiela всегда отличались от других брендов. Вот и сейчас выделились. Супер насыщенные цвета, гипертрофированные формы. А моделями на подиуме выступили в том числе и мужчины. По задумке дизайнера – коллекция должна быть гендерно-нейтральной.

ULYANA SERGEENKO

Коллекцию Ульяны разнесли по всем Телеграмм-каналам, на Vogue Runway фото даже не попали. А коллекция-то крутая!

IRIS VAN HERPEN

Это не платья, а настоящие произведения искусства. То, что, собственно, и отражает всю суть «от-кутюр». Платья-бабочки – это вообще что-то невероятное.

VICTOR AND ROLF

Не можешь сказать? Пиши! Говорящие образы на кутюрных платьях – это что-то новенькое! Некоторые фразочки точно в цель, вслух такое не говорят, но совершенно точно так многие думают:)))

JEAN PAUL GAULTIER

Готье показал нам и космос, и футуристические костюмы, и фей. Интересный тандем 🙂

VALENTINO

Валентино в этот раз восхищались красотой темнокожих девушек. Две трети моделей были афроамериканками. Закрывала показ Наоми Кэмпбелл в платье с прозрачным топом.

Кстати, ловите ещё один тренд будущего сезона – кружевные колготки, как на показе. Давненько их не было 🙂

Неделя моды от-кутюр: все самое интересное и топ-10 образов

Готовясь к самому главному событию в мире мировой моды , дизайнеры ежегодно экспериментируют с цветами , текстурами и объемами нарядов , затрачивая по несколько дней , а то и недель на создание всего одного предмета одежды вручную. Наш колумнист Кристина Галанц изучила показы от-кутюр , готова представить краткую и информативную « выжимку» из того , что вы , возможно , пропустили , и собрала 10 наиболее замысловатых нарядов , демонстрирующих высочайший уровень мастерства и фантазии дизайнеров.

Cosmo рекомендует

Магия белого карандаша: увеличение глаз на звёздных примерах

Не только джинсы: 7 вещей из денима, необходимых моднице весной-2020

По словам Армани , его коллекция была вдохновлена « небом и всеми его нюансами». И правда , стоит посмотреть на структурированную юбку вечернего платья , переливающуюся всеми оттенками фиолетового , как видишь последние лучи красного закатного солнца и наступающие сумерки.

Читайте также:  Обновляем интерьер с помощью текстиля: 12 отличных идей для поклонников красивых тканей

Armani Privé, весна-2018

От идущего нога в ногу с Chanel футуризма на последнем шоу не было и следа. Напротив , показ прошел в неприхотливой обстановке классического французского сада с фонтаном и песчаными дорожками. Пышные кустовые розы обильно обвивали ротонды и нежно-розовые пастельные платья и жакеты. Полный обзор коллекции ищите по ссылке.

Мы их вычислили: «секретные» бренды , которые предпочитают знаменитости

Chanel Haute Couture , весна-2018

Считающаяся самой успешной для дома Dior коллекция Марии Грации Кьюри полностью посвящена сюрреализму. Изящные полупрозрачные маски на лице моделей были эксклюзивно созданы художником Стефаном Джонсом. Аксессуары безусловно придают особенный характер нарядам , одновременно создавая мистическую атмосферу сюрреализма. Полный обзор коллекции вы найдете по ссылке.

Christian Dior Haute Couture , весна-2018

Характерные для Giambattista Valli пышные платья из нескольких слоев тюля завершили показ дизайнера. Для каждого из них использовалось около 350 метров воздушной ткани. Но , несмотря на своеобразную простоту платьев , за ними кроются часы кропотливой работы.

Giambattista Vali Haute Couture , весна-2018

Клер Келлер стремилась отобразить силу ручного пошива во всей красе и по-женски. Помимо этого , дизайнер вернулась к геометрическим силуэтам , используемым Юбером де Живанши в прошлом , придав им современный вид при помощи пайеток и бахромы.

Givenchy Haute Couture , весна-2018

Недавнее путешествие пары дизайнеров в Азию вдохновило их на создание таких кутюрных элементов , как геометрически сложенные лепестки цветов , мотивы ручной росписи , накладки из перьев страуса и кисточки.

Разноцветные маргаритки и розы разных цветов и размеров , которыми щедро расшиты платья , яркие полосатые блейзеры и узорчатые платья стали куда более впечатляющими , чем прошлогодние рубашки с принтами гигантских кукольных голов. Больше образов из коллекции вы увидите по ссылке.

Не покидающая ни на секунду зал , в котором проходил показ Valentino , атмосфера фантазии и сказки стала ключевой характеристикой коллекции. Вышивки цветов сияли на вечерних платьях , отображая высокую моду 50-х и 60-х годов. Остальные образы вы увидите , перейдя по ссылке.

Мельчайшие детали и узоры , вдохновленные на этот раз индейской культурой и летом в Индии и переданные с личной необъятной фантазией дизайнера , не отпускали от себя восхищенных взглядов зрителей.

Zuhair Murad , весна-2018

Бренд Schiaparelli всегда славился сюрреалистическими мотивами и сказочным духом. И в этот раз выбор тканей с изображениями мифических существ и волшебных зверей , вроде единорога , утвердил установленную репутацию. 

5 дизайнеров о том, что вышло из моды

Мода, как известно, капризна и непостоянна. Какие приемы сегодня актуальны, а от каких пора отказаться? Узнаем у архитекторов и дизайнеров.

Шахан Минасян

Декоратор

«Чем сложнее отделка стен и фасадов мебели — тем лучше! Непременно комбинируйте больше двух разных фактур и оттенков. Воспринимайте поверхность как холст».

«Минералы как элемент декора — тренд. Я часто интегрирую цветные камни даже в настенные панели».

«Однозначно со знаком плюс — винтажные зеркала. Особенно когда они выглядят как арт-объект. В одном из последних проектов я сделал из них целое панно в духе Дэвида Хокни».

«Легкий способ добавить пространству большей глубины — положить на пол ковер сложной текстуры какого-нибудь одного оттенка, с переливами. Он добавит рельеф плоской поверхности пола. Этот прием я использовал в оформлении лобби отеля de Crillon в Париже».

«Из популярных разновидностей кварца мне особенно нравится аметист — за его сияние, структуру кристаллов и насыщенный выразительный цвет».

«Чрезмерный декор в духе 1970-х в современной квартире смотрится странно. Я против явных исторических стилизаций».

«Смешивать больше двух основных цветов в оформлении одного помещения — моветон. Держите себя в руках!»

«Ваша гостиная — не диско-бар. Оставьте пульсирующий неоновый свет (а вместе с ним и дискобол!) для ночных клубов».

«В доме не место спецэффектам. В жилом пространстве органичнее будет смотреться рассеянный комфортный свет, исходящий из разных источников, чем меняющая цвета световая декорация».

«Забудьте о плазме в ванной комнате! Для киносеансов в доме найдутся другие, более подходящие места».

Максим Лангуев

Декоратор

«Жирный плюс я поставлю шпалерной развеске картин в интерьере. Она всегда выглядит просто wow».

«Роспись на стенах — как в спальне московской квартиры декоратора Ирины Дымовой. На мой взгляд, это яркий пример удачного декоративного приема».

«Стекло во всех проявлениях — вазы в буфетах, застекленные книжные шкафы, стек-лянные панели. Оно всегда красиво отражает солнце, преломляет лучи, бликует».

«Зеркальные стены — прием, возможно, избитый, но невероятно удачный, полностью ломающий пространство, заставляющий посмот­реть на него под другим углом. И, конечно, его большой плюс в том, что это самый простой способ визуально расширить комнату».

«Кирпич для жилого пространства я предложил бы покрасить, сохранив его грубую фактуру. Можно даже не приводить стены в идеальный порядок. Именно так мы поступили в нашей новой галерее «Атмосфера» в Петербурге. В простенках видны следы от старых подоконников, но в этой неряшливости определенно что-то есть!»

«Низкие дверные проемы обычно смотрятся не очень выигрышно. В то время как высокие, наоборот, помогают визуально приподнять потолок».

«Однозначный моветон — искусственные цветы в интерь­ере. Конечно, если это художественная инсталляция или предмет искусства, другое дело. Кстати, выбирая место для живых растений, учитывайте освещенность».

«Трафареты в декоре стен — часто не самый удачный вариант. Но так сейчас уже почти никто и не делает».

«Люстра над кроватью в небольшом помещении при высоте потолка менее 3 м — точно не мой прием. Я предпочту другие источники света. Но оговорюсь: есть примеры, когда этот вариант смотрится очень даже удачно».

Жан-Луи Деньо

Декоратор

«Принты на текстиле и обоях в стиле 1980-х — такие в этом сезоне выпустили сразу несколько ведущих брендов».

«Персиковый — однозначно один из самых актуальных оттенков. На игре его полутонов можно построить интерьер целой комнаты».

«Однотонные жаккардовые ткани с рель­ефным рисунком и букле — явный фаворит, по крайней мере во Франции».

«Черный цвет — авангардный, простой и сложный одновременно. Классика не выходит из моды».

«Металлические финиши очень популярны. Тонированный или брашированный металл — чем интереснее фактура, тем более выигрышно предмет смотрится в интерьере».

«Темная гамма на пике популярности. Причем эта палитра гармонично сочетается и с лоском ар-деко, и с более расслабленной богемной обстановкой с предметами современного искусства, и яркой мебелью в духе «Мемфис».

«В интерьере этой парижской квартиры модный нежно-персиковый цвет я скомбинировал с белым и серым — оттенками мрамора».

«Графический рисунок на обоях и тканях сейчас менее популярен, чем более крупные орнаменты».

«Стиль 1960-х годов, яркий и провокационный, ослабил свои позиции. Я все меньше замечаю его в новых проектах».

«Полированная латунь — пожалуй, out! Я сам ее очень много использовал, но пришло время сделать паузу».

«Полностью белые комнаты, невероятно популярные какое-то время назад, утратили свое очарование. Теперь они кажутся голыми и скорее неуютными».

Наталья Белоногова

Декоратор

«Золото востребовано и популярно. Например, тот же Том Диксон создает из него прекрасные смелые и четкие формы».

«Бархат однозначно в моде. Может из-за того, что нас окружает в основном пластик, пальцы целыми днями ощущают стекло экрана телефона — мы все подсознательно тяготеем к чему-то более теплому и приятному на ощупь».

«Популярность сериала «Игра престолов» сформировала новую тенденцию. Теперь в моде меха, рыбья чешуя и кольчуга в сочетании с темными тонами. По крайней мере, я это вижу, посещая разнообразные выставки дизайна».

«Мрамор — натуральный благородный материал с живописными прожилками — продолжает быть в моде. Он украсит любой современный интерьер, придав ему особый характер. Однозначно плюс!»

Узор металлического основания столика португальской марки Ginger & Jagger вызывает ассоциации с модным орнаментом «рыбья чешуя».

«Интерьер в актуальной темной гамме. Мой проект — ресторан «Северяне». Особую атмосферу создают светильники в виде свечей Flying Flames от Инго Маурера. При этом сиденья — мягкие, приятные на ощупь, обитые барахтом».

«Микс самых разных стилей в одном пространстве больше не актуален. В тренде — более чистые, выверенные интерьеры».

«Кактусы, по моим наблюдениям, вышли из моды. Причем и орнамент, и форма».

«Увлечение мебелью на тонких «субтильных» ножках тоже в прошлом. Все стало как-то соразмернее».

«Гламурный стиль не так востребован, как раньше. Если он и используется, то только чтобы добавить интерьеру нотку юмора. Юмор — это вообще самое важное!»

Себастьян Херкнер

Дизайнер

«Сувениры больше не воспринимаются как декоративный мусор, портящий интерьер. Будучи частью культурного контекста какой-то страны, они более ценны, чем фото из путешествия, сделанные на смартфон».

«Современное искусство в современном доме — это must».

«Ценятся качественные вещи. Эти объекты прослужат вам всю жизнь, и их дизайн никогда не устареет. Среди таких — лампы Акилле Кастильони».

«Ценное качество на сегодняшний день — аутентичность, подлинность. Интерьер должен отражать вкусы хозяина, а предметы мебели — дизайнера. Из моих работ в этом смысле самый «честный» объект — столик Bell для ClassiСon».

«На мой вкус, одни из самых прогрессивных современных художников — Олафур Элиассон, Алиция Квейд и Томас Деманд».

«Чтобы поддержать экотренд, я разработал коллекцию плетеной мебели Caribe из переработанного пластика для марки Ames. Из сырья производятся нити, которые натянуты на стальной каркас».

«Черно-белую гамму часто называют беспроигрышной. Но для меня нет ничего скучнее. При всем богатстве существующих оттенков глупо так себя обкрадывать и ограничивать. Цвет добавляет любой вещи и пространству характер и настроение».

«Ненавижу подделки. Дизайнер сидит над чертежами месяцами, чтобы придумать что-то новое, а фейки штампуются каждый день. И они всегда уступают по качеству оригиналу».

«Любое ограничение свободы должно остаться в прошлом. Свобода — самая важная ценность для любого человека. Каждый волен поступать и в жизни, и в творчестве, как он считает нужным».

«Я против бездумного потребления. Ресурсы Земли ограничены. И это надо всегда иметь в виду».

Хёрст Шкулёв Паблишинг

Москва, ул. Шаболовка, дом 31б, 6-й подъезд (вход с Конного переулка)

Haute Couture или Парижский синдикат моды

Происхождение словосочетания «от кутюр» в России часто не понимают, а точнее — путают. На самом деле это произношение французского термина «haute couture», в дословном переводе — «высокий пошив», «Высокая мода», а вовсе не русское «от Елисеева», «от Славы Зайцева» или «от Версаче»! А теперь обратимся к сути этого понятия. Одежда haute couture это не просто что-то элегантное, головокружительное или созданное вручную — это, строго говоря, модели тех немногочисленных Домов моды, которые входят в Парижский Синдикат Высокой моды (Chambre Syndicale de la Couture Parisienne).

История по аналогии с шампанским — как вы помните, только вино из региона Шампань, соответствующее всем правилам французского «Национального института наименований по происхождению» (INAO), имеет право называться и стоить как шампанское, а похожие напитки из Калифорнии, Канады и России навсегда останутся просто «игристыми винами». В общем, Синдикат Высокой моды — это чисто французский профсоюз, долгое время закрытый для иностранцев. С глобальным международным влиянием — ведь за несколько веков Париж отвоевал себе статус столицы моды!

Довольно строгие правила, по которым модные Дома и ателье соответствующего класса могут подать заявку на вступление в Синдикат, регулируются законом Франции, а окончательный список его членов утверждается в Министерстве промышленности. Всё серьёзно и на государственном уровне. Монополизировав лейбл «haute couture» и создав Синдикат, Франция заслужила право ставить свой «знак качества», а соответственно и цены. История haute couture (то есть «Высокой моды») — это социальная история Европы. Первым кутюрье в современном понимании стал англичанин Чарльз Фредерик Уорт, специально переехавший в Париж, чтобы открыть там свой Дом моды.

Это было в 1858 году. Почему именно его считают первым? Потому что он первым стал диктовать клиентам-аристократам своё видение моды, и они его оценили! После него так стали делать и другие модельеры. Уорт первым разделил коллекции по сезону, первым пришил к наряду ленточку со своим именем и первым ввёл показы одежды на живых манекенщицах, отказавшись от распространённой тогда практики отсылать клиентам тряпичные куклы, одетые в предлагаемый мини-наряд.

Читайте также:  Меняем настроение в гостиной с помощью тканей: 7 примеров для вдохновения

Его заказчицы, среди которых коронованные особы девяти королевских дворов, известные актрисы и самые богатые люди того времени, выбирали модели из коллекции, которые потом отшивались из предложенных тканей по их фигуре и размеру. В общем, Уорт стал настоящим революционером индпошива; он первым увидел в порт- ном художника, а не просто ремесленника, и гордо назвал его «кутюрье». И, кстати, он совершенно не стеснялся назначать очень высокие цены за свои бальные платья! Во Франции, да и во всей Европе, одежда долгое время оставалась отличительным признаком сословия, ранга и статуса в социальной иерархии. Закон запрещал нижним сословиям носить одежду из определённой ткани и даже того или иного цвета.

Всё изменила Французская революция! В это время был издан указ, разрешивший всем гражданам Республики носить любую одежду по их желанию. Швейное дело в связи с этим резко пошло в гору, и в 1868 году самые статусные модельеры, одевавшие высшие круги общества, объединились в Профессиональный Синдикат кутюрье для защиты своих авторских прав от плагиата со стороны портных, одевавших простых буржуа. В конце XIX века для вступления в эту организацию Дома моды должны были шить наряды на заказ и только вручную, что по мнению Чарльза Уорта гарантировало уникальность модели и высокое качество (в отличие от машинного производства). А чуть позже всех обязали проводить регулярные показы моделей для клиентов и дважды в год демонстрировать новые сезонные коллекции, то есть «пиариться». Только член Синдиката имел право носить звание «кутюрье». Клиенты, желавшие подчеркнуть свою индивидуальность и высокое положение в обществе, ходили на показы и одевались только у таких мастеров.

Итак, в 1900 году в кутюрном «цеху» состояло 20 Домов мод, в 1925 году — 25, в 1937 — уже 29. Наравне с парижскими Домами стояли ателье и Дома мод, созданные русскими эмигрантами-аристократами: IrFe, Итеб, Тао, Поль Каре и др. С 1910 года Синдикат трансформировался в Палату Высокой моды, которая стала заниматься продвижением французской моды на международный рынок. Сразу после Второй мировой войны Палата организовывает передвижную выставку — Театр моды, в которой приняли участие 53 модных Дома. За следующий год число Домов увеличивается до 106! Это время называют «золотыми годами» кутюра: в Париже проходит по 100 показов в сезон, на «Высокую моду» работают более 46 тысяч человек, услугами Домов пользуются 15 тысяч заказчиц, в основ- ном представительницы «старых денег» Европы и Америки, аристократки. Такие известные дамы, как герцогиня Виндзорская или Глория Гинесс, заказывают для своего гардероба целые коллекции.

Сонсолес Диез де Ривера и де Иказа, испанская аристократка, которая одевалась у Кристобаля Баленсиаги: «Когда моя мать — постоянная клиентка Eisa (испанского ателье Баленсиаги) и просто его подруга — узнала, что кутюрье всё закрывает и отходит от дел, она испытала настоящий шок, потому что буквально весь свой гардероб десятилетиями заказывала у него и просто не понимала, что ей теперь делать. Его вещи, сшитые для одной клиентки, совершенно не были похожи на те, что он делал для другой. Настолько хорошо он их знал».

Свадебное платье, сшитое Баленсиагой для Сонсолес Диез де Ривера и де Иказа

Причина, по которой Баленсиага и другие кутюрье вынуждены были так опечалить своих клиенток — в наступивших 60-х с их «революцией молодых», молодёжной музыкой и молодёжными субкультурами. Всё — теперь тренд задают бунтующие кумиры, а центром моды для молодых становится Лондон! Мода резко утрачивает свой элитарный характер и превращается в массовую демократичную индустрию.

Пришло время prêt-à-porter — индустрии готового платья! Простой смертный получил возможность покупать себе дизайнерские вещи в магазинах. Не выдержав конкуренции, ателье закрываются одно за другим, и к 1967 году в Париже остаётся всего 18 Домов мод. В тот раз парижский haute couture выжил только благодаря «арабским принцессам», жёнам и дочерям саудовских или катарских нефтяных шейхов, которые приезжали в Париж и, не считая, тратили деньги на эксклюзивные наряды знаменитых брендов. Новые богачи из США, сделавшие себе состояния, например, в Силиконовой долине, не интересовались «Высокой модой», у «новых денег» были совершенно другие способы социальной самопрезентации, все были помешаны на благотворительности, и покупка сверхдорогого наряда для них была морально неприемлема. Поэтому в конце XX столетия, когда на кошельки арабской клиентуры повлиял нефтяной кризис, несколько крупных парижских Домов (Torrente, Balmain, Féraud, Carven, Jean-Louis Scherrer, Givenchy и Ungaro) приостановили показы.

Парижский кутюр нужно было спасать! Следить за изменением пульса и поддерживать иммунитет «поставили» маркетологов и финансистов. Именно тогда, собственно, в управлении модными Домами и появились люди, которые ещё вчера успешно про- давали йогурты или памперсы. Но всё-таки, почему французы не бросили это затратное дело и почему они так серьёзно относятся к, казалось бы, обычному портновскому ремеслу?

Во-первых, достаточно посмотреть, как с десяток мастериц вышивают вручную деталь платья или обрабатывают специально привезённые из Южной Африки перья, чтобы понять, что «Высокая мода» — не просто декадентский каприз для богатых, а настоящее искусство шитья. Трудоёмкое, дорогостоящее и редкое искусство для тех, кто может это себе позволить (представьте, на одно платье обычно уходит от 200 до 500 часов работы).

Во-вторых, ценность французского кутюра — в использовании труда высококлассных ремесленников, которые в традиционных для Франции специализированных ателье изготавливают кружева, плиссировку, украшения из перьев, пуговицы, цветы, бижутерию, перчатки и шляпы по заказу Домов мод. Всё это делается вручную, с душой, как в старые добрые времена, а поэтому просто не может стоить дёшево! Если эти старинные ателье не обеспечивать заказами, то их многовековые знания и опыт навсегда исчезнут в водовороте массовой моды made in China. В общем, кутюр — не просто культурное достояние, а эмоциональная составляющая бренда «современная Франция», и пока в Париже сильны кутюрные традиции, Франция будет стоять выше любой из мировых столиц моды!

Приняв правила игры современного fashion-бизнеса, Палата Высокой моды активно включилась в менеджмент и маркетинг, она занимается организацией недели haute couture, ежегодно проходящей в январе и июле, налаживает и поддерживает связи с прессой и байерами по всему миру, а с 2001 года упрощает драконовские условия приёма в Синдикат.

Сегодня для получения статуса Дома haute couture необходимо иметь основное производство (ателье, мастерские, магазины) в Париже, чтобы юридически входить в ведомство французского Департамента промышленности; оплачивать работу не менее 15 постоянных сотрудников — специалистов по шёлку, специалистов высокого класса по крою (раньше — 20 сотрудников и трёх постоянных манекенщиц), дважды в год демонстрировать на подиуме по 35 моделей (в начале 1990-х гг. коллекция должна была включать не менее 75 моделей в сезон). Все платья haute couture выполняются только в одном экземпляре, количество машинных швов не должно превышать 30%, отделка и декор должны производиться по старинным традициям, в тех самых специализированных парижских ателье. Плюс крупный вступительный денежный взнос — куда без него! Эти «уступки» позволили принять в Синдикат Жана-Поля Готье и Тьерри Мюглера.

Несмотря на модернизацию всей системы, старые французские Дома разорялись и один за другим выходили из игры, поэтому для привлечения новых люксовых брендов была введена ещё одна категория участия — «Приглашённые члены Синдиката». И — да, теперь на особых условиях в Синдикат начинают принимать редких иностранцев. Дома Versace, Valentino, Elie Saab, Giorgio Armani, чьи штаб-квартиры находятся за пределами Парижа, становятся членами-корреспондентами Палаты. Кроме того, появляется опция defile-off: возможность для молодых дизайнеров за несколько сот тысяч долларов показать свои коллекции не «в рамках», а «на полях» недели «от кутюр» (такой возможностью, кстати, не так давно воспользовалась Ульяна Сергеенко). У этого хода есть вполне практическое объяснение: попасть в расписание недели prêt-à-porter молодым дизайнерам практически невозможно, оно забито под завязку, зато в кутюрной неделе места полно, а значит — больше шансов быть замеченным.

Начиная с 2005 года в haute couture начинает воз- вращаться жизнь, приходит «мода на Высокую моду». Возобновил показы едва живой Givenchy, об увеличении заказов тогда заговорили представители Домов Christian Lacroix и Jean Paul Gaultier; Christian Dior продаёт по 45 кутюрных платьев прямо с поди- ума. В Chanel утверждают, что их сегодняшние клиенты haute couture — не только ближневосточные миллионеры и эксцентричные русские, но и европейцы, американцы, индийцы и китайцы. Джорджио Армани сильно удивил аналитиков модной индустрии, запустив в 2005 году свою кутюрную линию Armani Prive — мол, на что рассчитывает 70-летний итальянец, никогда не делавший «Высокую моду» и построивший свою империю на классических пиджаках и брюках? Тем ни менее его ставка на супер- роскошь оказалась верной (как и в 2012 году — на линию варенья и джемов Armani / Dolci): одежда ценой в 15 000 евро, на создание которой уходит по 2 месяца, пользуется спросом у его европейских клиентов. Кроме того, и Armani, и Chanel оплачивают своей главной швее перелёты частным самолётом для проведения примерок непосредственно у клиента: многие из них не присутствуют на дефиле, оберегая свою частную жизнь. Модные Дома всё чаще проводят закрытые показы в шоу-румах Нью-Йорка, Дубая, Москвы, Нью-Дели или Гонконга, ведь только 10% клиентов приобретают кутюрные вещи в Париже.

В английской газете Telegraph однажды процитировали слова молодой покупательницы кутюра из Казахстана: «У нас в стране пышная свадьба — это норма. Моя уважаемая семья не может позволить, чтобы я появилась на свадьбе в простом платье. И ни в коем случае нельзя, чтобы на другой гостье был такой же наряд. Так что haute couture для подобных случаев — скорее необходимость, нежели роскошь. Наши отцы и мужья воспринимают этот факт как должное. Социальный календарь уважаемой состоятельной женщины с Востока, по версии кутюрных ателье, — это от пятнадцати до двадцати свадеб в год, плюс как минимум по одной закрытой вечеринке каждый месяц. Он гораздо более насыщен, чем у самых богатых женщин Европы и Северной Америки, для которых достойный повод надеть наряды haute couture — это свадьбы членов королевских семей и благотворительные великосветские балы. Жаль только, что фоторепортажи с восточных балов нельзя увидеть в светских рубриках глянцевых журналов».

Чтобы два платья не «встретились» на одной вечеринке, в Домах моды при каждом заказе задают многочисленные вопросы, среди которых: «На какое мероприятие вы приглашены?», «Кто вас сопровождает?», «На каком виде транспорта вам предстоит приехать к месту мероприятия?», «Сколько гостей ожидается?» Представители ателье чётко ведут записи, в какую страну и на какое событие отправится тот или иной наряд.

Но самое удивительное то, что те самые традиции haute couture, которые пропагандировал Уорт 160 лет назад, до сих пор живы! По-прежнему показанные на дефиле платья являются моделью-образцом. Всё так же клиентка выбирает модель, которая ей понравилась, затем для неё вручную шьётся новая модель по фигуре. Правда, теперь для постоянных клиенток даже делают специальные манекены, точно по их меркам. Но так же, как у Уорта, эти вещи не могут стоить дёшево: цена вечернего туалета будет примерно 60 тысяч долларов, костюма — 16 тысяч долларов, платья — от 26 до 100 тысяч долларов.

Каждый из Домов, выпускающих haute couture (кроме, пожалуй, таких гигантов, как Chanel и Christian Dior), имеет в среднем 150 постоянных клиенток, это не намного большее, чем у придворных портных в XVII веке. Несмотря на то, что во всём мире найдётся не более двух тысяч заказчиц, а основным доходом Домов по-прежнему будут парфюм, косметика, аксессуары и сумки, именно в этом союзе чистого творчества и индустрии — светлое будущее моды. Профессионалы предсказывают два пути развития кутюра в XXI веке: первый — кутюрная линия станет лабораторией идей, манифестом и концептуальным высказыванием. Второй — это «возвращение к истокам»: работа с клиентками, создание для них гардероба, который будет украшать их во всех возможных жизненных ситуациях.

По состоянию на 2012 год официальными членами Синдиката высокой моды были (не смогла найти более позднюю информацию):

Ссылка на основную публикацию